Главная Рассказы туристов Урал Приполярный 2008 записки Дайвера
Урал Приполярный 2008 записки Дайвера
User Rating: / 2
PoorBest 
Истории покорений - Рассказы туристов
Давным-давно исхожены все тропы на обетованной земле. А между тем нет путей таких, таких дорог, чтобы они не звали, не манили, не волновали.
Не бывает рассветов в горах, чтобы они не обещали нового дня, и даже в степи, где солнце, поднимаясь, всякий раз освещает одни и те же дали, сегодня он прекрасней чем вчера.
    Ничто не проходит бесследно. Всё имеет своё логическое продолжение. В телефонном режиме Виктор сообщает о намечающейся экспедиции. Говорят, соберутся самые экстремальные из непоседливых и самые стойкие из выносливых. Значит, не зря мы бороздили снега в январе. Усик задумал что-то совсем необычное. По приезду в Югорск, узнаю, что наша предыдущая поездка была всего лишь тренировкой перед настоящей бурей страстей.  Неужто бывает ещё сложнее? Но глядя на карту предстоящего маршрута, понимаю, что бывает! Путь будет пролегать по пересечённой местности. Горные перевалы, камни, подтаявшие устья рек, ветры и морозы задают путешествию высокий уровень сложности. Конечной целью должна стать самая высокая вершина приполярного Урала гора «Народная» высотой 1895 метров и не менее сложная вершина горы «Манарага». Племенами хантов и манси гора «Манарага» названа так из-за сходства с мощной медвежьей лапой. Она считается королевой уральских гор. Её вершина увенчана короной из нескольких выступающих пиков. Маршрут рассчитан на десять дней. Используя достижения техники, была выполнена и изучена спутниковая съёмка местности, которая прояснила направление хода колонны. Оказывается, взобраться на вершину «Народы» на снегоходах можно только по северному склону и то с большим трудом. Остальные подступы к горе практически представляют отвесные стены. А в летнее время, благодаря разнице температур, снег на склонах гор не тает. Зимой температура иногда достигают минус шестидесяти градусов Цельсия. Это будет первая в истории попытка добраться и  покорить вершину на снегоходах.
   Восемнадцатого марта объявляется всеобщая мобилизация экстрималов со всех концов России и не только. Встречает путешественников посёлок Саранпауль, ставший туристической Меккой Приполярного Урала. Расположен он в пятистах вёрстах от Югорска.  
   Бросили вызов стихии тринадцать добровольцев.
   Организаторы экспедиции собирают всех в протопленной комнатушке отрядного штаба.
На полу разложены спальные мешки, посреди комнаты развёрнута походная карта местности.
«Все собрались?»
- уставшим голосом произнёс Усик.
Концессионеры расселись кто где. Обстановка полной сосредоточенности и внимания. Глядя со стороны, можно подумать, что собрались гроссмейстеры, обдумывающие сложный шахматный ход. Нахмуренные брови, рука подпирающая подбородок, задумчивые лица. Необходимо распределить обязанности по основным направлениям: навигация, провизия, топливо. В походе нужно строго соблюдать субординацию, ведь собрались люди совсем незнающие друг друга, непроверенные горами, представители разных профессий и разного опыта. Работа с картами и навигатором была возложена на «Навигатора» Рамиля Хасанова. Его снегоход оборудован системой GPS для прокладки маршрута. С ним в паре пойдёт Усик Маркосян - «Главный авантюрист» уже бывавший в этих местах во время летней экспедиции. Андрей Мерзляков « Polaris» загружает в самодельные узкие сани самодельную палатку, сконструированную им специально для условий севера. Он будет выполнять ответственную роль замыкающего колонны. Андрею Малькову - «Каптёрщику» достаётся самое ответственное дело – быть хранителем провизии. Ящики с упакованной от намокания едой, пластиковые бутылки с замороженным бульоном плотно укладываются в его модных санях с амортизаторами. Андрей Веретёхин - «Волчара» берёт на себя обязанность палочки - выручалочки, помогать застрявшим, опрокинувшимся, больным и раненым, ленивым и не очень. Культмассовый сектор возглавили Алексей Вакуев и Игорь Миронычев, они же «Спилберг» и «Дайвер», их вооружение фото, видео, перо и чернила. Стратегический продукт - спирт, с огромной ответственностью, под роспись и строгий учёт, вручён опытному человеку - Юрию Брюхову «БарМену», он его не расплескает в дороге. Ведь самое главное - не забыть водку во избежание проблем и  паники среди спортсменов - экстремалов. Виктор Завалыпич - «Крылатый», загрузился парамоторным двигателем, винтом, куполом, шлемом с переговорным устройством и другими необходимыми атрибутами для полётов. Олег Каменский - «Рыбак», укомплектовался электробуром, удочками и даже припас коробочку с  элитным мотылем, привезённым из Голландии чартерным рейсом, который стал для него, как родной, за время поездки. Олег бережно относился к симпатичным розовым червячкам, держал коробочку за пазухой, чтоб не замёрзли, подкармливал чайной заваркой и только лишь спокойной ночи забывал пожелать. Володя Завалыпич - «Брат-2», Сергей Дерюшев - «Мудрец» и  Анатолий Семешкин - «Бывалый», распределили в своих санях снегоходов топливо. Бензином заправили баки всех снегоходов до предела и ещё укрепили на рамах литров по двести про запас. Общее количество резервного топлива взятого с собой на первый отрезок пути, где-то полторы тонны. Собранное и укомплектованное снаряжение тщательным образом упаковывалось в сани, чтобы как можно меньше создавать сопротивления потоку воздуха во время движения. Всё покрывается брезентом и сверху натягивается целлофан, обеспечивающий стекание наледи и снега. Тринадцать «Народных героев» наконец-то разместились на одиннадцати снегоходах. Каждая машина везла за собой сани с поклажей. Парк техники состоял из Polaris Widetrak, Bombardier Ski-Doo, Yamaha Professional, Polaris Professional и Arctic cat.
   Сообщив в государственное управление по чрезвычайным ситуациям, и снарядившись современными средствами связи, зимняя экстремально-приключенческая экспедиция «Урал приполярный» стартовала девятнадцатого марта две тысячи восьмого года с посёлка Саранпауль. Торжественная процессия прошла по улочкам посёлка, первая остановка была в средней школе. Такие яркие события происходят здесь не часто. Парад снегоходной техники, устроенный для жителей посёлка доставил им большое удовольствие, а особенно детям. Ребятишки просто сияли от счастья, сидя за рулём профессиональной техники рядом с настоящими искателями приключений. Первоклашки так и норовили подёргать снегоход за все возможные рычажки и нажать кнопки, мальчишки постарше интересовались расходом топлива, количеством парнокопытных, загнанных под капот. С устоявшейся провинциальной тишиной в посёлке было окончательно покончено.
   Прямо со школьного двора виднеется гора Неройка высотой тысяча шестьсот метров, расположенная на водоразделе Уральского хребта. Название горы произошло от Нёр - гора и ойка - старик, хозяин. Культ Нер - ойки хозяина и покровителя оленьих стад, сына Нуми-Торума существует у народа манси; на озере Ялпынг - тур «Святое озеро», на восточном склоне Уральских гор и сейчас существует святилище - культовое место Нер-ойки. Вот уже сто лет в недрах горы добывают кварц - горный хрусталь. Рабочий поселок, выросший на прииске и строящаяся к нему дорога навсегда лишили это когда-то святое место его былого величия. Все склоны горы, как ножевыми ранами, покрыты разрезами шурфов.
   А теперь - в путь!
   Первая нештатная ситуация произошла на самом старте. Экспедиция ещё не успела отъехать от Саранпауля, как у одного из снегоходов гусеница «прикипела» к направляющим полозьям. Мастера на все руки с помощью топора поставили на лыжню американскую технику. Та же участь постигла и «японца».
   С гордым видом даём по газам, от гусениц во все стороны разлетаются кусочки льда, затем мокрого снега, затем воды.
 О Боже! Часть снегоходов буксует на одном месте, кто-то чудом проскочил реку, но застрял в глубоких снегах у берегов. Вот это сюрприз преподнесла нам речка Ляпин! Становится так стыдно, что хочется провалиться сквозь землю. Вроде бы такие супер герои, гордость нации, в воде не тонут, в огне не горят, а умудрились застрять в луже. Опять начинается старая добрая русская забава с перетягиванием каната. Своими силами здесь не справиться, нужно вызывать спецтехнику. Послали гонца в посёлок за внедорожником УАЗ «Трикол» с колёсами от трактора. Этот агрегат выглядит настоящим монстром. Сейчас как дёрнем!
   Все канаты, имеющиеся в запасе, связываются воедино, соединяя монстра с погрязшими снегоходами. Внедорожник, прибавляя понемногу газа, натягивает канат, как тетиву, до странного гудения. Начинает рывками раскачивать снежный мотоцикл, тянет, потянет, а вытянуть не может. Мощные колёса вылизали на льду весь снег, оставив скользкое ледяное зеркало. Теперь помощь понадобится всем. Самое время собраться мыслями, выработать механизм выхода из нелепой ситуации. Говорят, что человек - существо, тяготеющее к стайности при наступлении холодов. Чем больше неприятностей вокруг, тем более сплочённой становится команда. Не прошло и часа состязаний с наледью, как вся техника грела брюхо на берегу. Хорошенько попотели, теперь можно и перекусить, передохнуть.
   Странное ощущение по поводу дальнейшего хода экспедиции, пройдено всего полкилометра пути, а мы уже обедаем и отдыхаем. Что же будет дальше? Придется хорошенько наверстать. Северный день сейчас короткий, движение будет происходить в основном затемно. Лихачество в дороге неуместно, лучше ехать медленно,  но уверенно.
   Движение колонны с каждым километром становится всё более правильным, без лишних глупостей и геройства. Пару раз выскочил на обгон, козырнул возможностями двигателя, а потом приходится всей команде вытаскивать героя из сугробов на обочине.
   Рельеф местности очень неровный. Постоянные взлёты и падения, как на американских горках. Ревущий стальной жеребец то и дело становится на дыбы, будто пытаясь сбросить неугомонного наездника. Держаться надо крепко. Отдыхать в пути доводится лишь духовной составляющей человека, пока физическая сторона задействована в управлении снегоходом. Красивейшие лесные пейзажи окружают со всех сторон, что не поворот то новый шедевр природы открывается взору. Когда в руках фотоаппарат, хочется нажимать на спусковую кнопку безустанно. Вот справа лесная опушка с укутанными в снежное одеяло соснами, возвышенность с густой растительностью и следами невиданных зверей, уходящих вглубь. Денёк удался на славу! Солнышко ярко сияет, отражаясь на кристально белом снегу, ещё сильнее ослепляя глаза. Без защитных очков не обойтись, они иней не допустят к ресницам и глаза сберегут. Вот и приходится созерцать окружающий мир через призму жёлтых стёкол.
   Путь – дорожка, уводящая от Саранпауля хоть и извилиста, но все же накатана  тяжёлой гусеничной техникой. Для здешнего рельефа танковая гусеница будет в самый раз, как по слякоти, так по россыпи камней. На таких вездеходах перевозят топливо для машин и электростанций, работающих на участках по добыче полезных ископаемых.
   На лесной поляне открывается живописный вид на маленькую деревушку Ясунт, расположившуюся на слиянии рек Манья и Хулга, окружённую со всех сторон живым частоколом из густых сосен. Около полутора десятков маленьких срубленных домиков выглядывают из-за снежных сугробов. Многие строения уже давно заброшены своими хозяевами. Никаких признаков жизни не видать, кроме своры неумолкающих собак. И только грохот снегоходов с яркими развивающимися флагами снял паутину с зимней спячки деревушки и в окнах показались удивлённые лица здешних старожил.
   Пройдено сорок километров по накатанной дорожке. Средняя скорость - километров двадцать в час. Особо не разгонишься по узкой колее с бугром посередине. Стоит лишь на мгновение зазеваться и тебя ожидает мягкое белое одеяло на обочине. Из-за поворота показывается что- то наподобие бронетранспортёра, идущего прямо навстречу. Никто не хочет уступать дорогу. Боевая машина геологов перекрыла проезд, заглушила двигатель. Со скрипом с открывшегося люка показались четыре танкиста. Выясняем общую обстановку на маршруте. Оказывается оленеводы, к которым сегодня собирались заехать в гости, ушли с зимника глубже в лес.
«Полезная информация. Спасибо», - сказал Усик.
«Спасибо не булькает,» - ответил рулевой в шлемофоне.
«Понял, сейчас оформим!» - и Усик протянул бутылку водки.
   Машина встрепенулась, повалили клубы дыма, сдала задним ходом, уступив дорогу экспедиции.
   Через несколько вёрст попадаем на ледяную поверхность замёрзшего болота. Посреди льдов опять виднеется силуэт какой-то гусеничной машины.
«Ну, так не пойдёт», - возмущённо пробормотал «БарМен», - у нас так скоро вся водка закончится.
Подъезжаем ближе. Из болота торчит наполовину провалившийся бульдозер Т-170. Вокруг видны следы спасения, разбросаны разорванные тросы. Помочь всё равно ничем не сможем, терять время нельзя, уж очень велико отклонение от графика.
   Солнце потихоньку снижается ко сну, прячась за густой лес. Основная тропа разветвляется и уходит влево. Группу за час езды разбросало по пути. Собираемся на летнем стойбище. По поляне расставлены деревянные сани причудливых форм. Оленеводы используют их исключительно под оленьи упряжки. В центре аккуратно сложена конструкция чума из больших ровных шестов. Заметённые следы упряжек, петляя, скрываются в лесу. Нужно ехать искать зимнюю стоянку. Там в лесу дорога заканчивается и начинаются сугробы. С гружеными санями нам не пройти. По большим сугробам лучше двигаться фронтально, так меньше вероятность въехать в фаркоп снегоходу, идущему спереди. С увеличением уровня снега всё чаще начинает грузнуть техника. Помогли тебя вызволить из снегов, скорей беги выручать товарищей. Езда с препятствиями очень похоже на салки - прыгаем друг через друга. Забрались оленеводы в такую глушь, что захочешь, не найдёшь. Наконец первые признаки присутствия - деревянный загон, построенный без единого гвоздя. Следы полозьев приводят на лесной пустырь.
- Ура! Прибыли.
Посреди пустыря сооружён красавец чум, весь одетый в оленью шубу. Шкуры стянуты между собой, образуя пирамидальной формы желище. На стоянке припаркованы оленьи упряжки, различных моделей. Дружным лаем нас встречает стая собак, охраняющих стадо от волков. При обнаружении опасности они сигнализируют хозяевам и дружно прячутся под сани. Оленеводы выстраиваются возле чума, встречая гостей. На их лицах не заметно восторга от нашего приезда. Ведут себя сдержанно, нечасто сюда заносит людей. Вышли только мужчины, одетые в национальную повседневную одежду, у каждого в зубах по сигарете. На ногах оленьи унты, накидка, голова, укрытая меховым капюшоном, а руки в варежках опять из той же шкуры. Вообще олени для них - безотходное производство. Шкура идут на одежду и жильё, мясо на продажу и пропитание, а косточки лайкам. Жемчужиной экипировки можно считать искусно изготовленный пояс из всевозможных побрякушек, косточек и зубов. К нему крепят ножны с охотничьим ножом. Такой пояс - предмет гордости мужчины. На его изготовление уходит много времени, иногда даже годы.
   Хозяева, немного привыкнув к нам, приглашают в чум. Дверь жилища представляет собой кусок шкуры, а весь чум укрыт мехом внутрь. Вот он, волнующий момент вхождения в давнишнюю мечту, когда предстоит побывать внутри того, что раньше можно было увидеть только в сказках. Осторожно входим, наклоняясь в низком проёме.  Первый взгляд останавливается на большой металлической плите в центре, вверх от неё уходит дымоходная труба, скрываясь в потолке. Вокруг очага стоят кастрюли, чайники, из мебели только пара табуреток. Удивительно, а ведь здесь живёт и работает четыре семьи. Освещение очень слабое, единственный источник света старенькая керосиновая лампада. По периметру чума расстелены оленьи шкуры, служащие лежаками и разложены подушки. Вся жизнь семьи проходит на деревянном полу, где уже накрыт ужин для гостей. Женщины ловко заполнили «поляну» горячими, аппетитно пахнущими блюдами. Сейчас бы не помешало вкинуть в себя чего-то согревающего. Разнообразие поданых блюд удивило своим размахом. Тут тебе и тушеная оленина с картошкой, и рыба «сырок» с икрой, пойманная в соседней реке Хулга. Для «Брата-2», соблюдавшего православный пост, приготовили мороженую клюкву в сахаре. Вот и чайник закипел. Насытившись, выпив чайку из травок, сразу потянуло на сон. Не время спать, идём искать главных виновников торжества – настоящих северных оленей. На дворе совсем стемнело и оленей не видать. Одна из женщин вынесла ведёрко с отрубями и стала подзывать животных. Из казавшегося тихим леса стал раздаваться всё усиливающийся звон колокольчиков, то тут, то там сверкали глаза, вскоре на поляне показались самые любопытные олени. Они с большим удовольствием собирали разбросанный на снегу корм. Оленьей трапезой не побрезговали и собаки, столпившийся зверинец давал себя погладить, сфотографировать. Пастухи говорят, что в стаде более сотни особей, на каждом ошейник с колокольчиком и своё имя, как правило, взятое из названий гор. В гостях хорошо, а в пути к желанной цели лучше. Спасибо хозяевам за тепло, за хлеб, за соль. Будем двигаться дальше.
   Обратный путь к оставленным саням был проще так как лёгкий морозец прихватил корку снега. Снова сплошная дорога с подъёмами и спусками, пересечениями ручьёв и рек. Проезжая устье реки, «Дайвер» всматривался в её берега, на небо с миллиардом звёзд, на блеск вылетающих из-под гусениц льдинок, вспоминая ту, первую, не совсем удачную, но, вобщем, такую безмятежную поездку, когда то и дело ломался аэробот. Порядком утомившиеся люди отставали от колонны, терялись из вида, приходилось делать частые остановки. Вскоре группа растянулась по времени и расстоянию так, что на очередном расхождении дорог разъехались в разные стороны. Одна часть снегоходов поехала прямо по склону вниз. Прошло уже около получаса езды. В чёрной пустоте виднелись причудливые, тёмные изваяния стволов, ветви будто потянулись к свету фар. Снегоходы шли гуськом друг за другом, будто боясь отстать от стаи. Справа возвышался уральский горный хребет, затенявший лесную дорогу от ранней луны.
«Морозец что-то усиливается, давайте остановимся, подождём!» - обернувшись, скомандовал идущий первым Андрей.
Глушим моторы, гасим фары, прислушиваемся. Вокруг кромешная темнота, в ушах до сих пор стоит гул мотора. Будем ждать, а заодно погреемся. Расходимся в разные стороны в поисках хвороста для костра. Из темноты раздается шум от ломающихся трухлявых деревьев. Наскоро собранный костёр готов. Маленькие сучья разгораются, потрескивают в огне, на них сверху ложатся большие ветки. Как-то быстро он прогорает, нужно ещё идти ломать. Сидя на корточках путники протягивают руки к живительному огню. Вокруг полнейшая тишина, да такая, что кажется, давит на виски. Нас никто не ищет, не догоняет. Какое же решение будет правильным - возвращаться назад, встретить отстающих, проделать этот путь ещё раз или эта дорога совсем не та. В первом и во втором случае явно отстаём от графика. Прошло уже более получаса ожиданий. Сидеть в ожидании милости от судьбы дальше не имеет смысла, будем возвращаться по следам. Увлёкшись гонками на поворотах обратного пути, один из снегоходов сильно заносит в кювет и переворачивает вверх лыжнями. Хорошо что он шёл первым и товарищи смогли заметить сход. Общими усилиями снегоход вытащили на колею. На всех парах мчим к месту на котором разошлись. Так и есть, следы второй группы поворачивают в противоположном направлении, а посреди дороги стоит знак из накрест составленных веток, оставленный ребятами на том повороте, куда ехать не стоит. Переезжаем через ручей. По сторонам видны какие-то развалины, похожие на навес из брёвен. Вскоре находим и нашу группу по ещё свежим следам. До точки базирования первого дня пути осталось совсем немного, каких-то пять подъёмов, десять спусков. Места здесь знатные, деревья растут на склонах гор, повсюду маленькие застывшие ручьи, местами оголённые на каменных перекатах. Ведь именно в такой обстановке и пытают своего кладоискательского счастья золотари. По всем признакам посёлок где-то близко. Выезжаем на берег реки Халмерью – в переводе «мёртвая река», направляясь вглубь ущелья. Вот и первые вестники цивилизации - опоры электропередач с проводами, тянущимися вдоль берега. Значит нам туда. На возвышенности горят огни в домах, на часах уже два ночи, посёлок спит. Выбираемся на свет огней - это общежитие для рабочих. Трудягам - снегоходам теперь можно на заслуженный отдых, они сегодня проели своими гусеницами сто шестьдесят километров пересечённой местности. Встречает нас комендант общежития. Внутрь заносим самые необходимые вещи, провизию, мокрую одежду определяем в сушку. В комнатах тепло и светло, глаза сами по себе закрываются. Так вот откуда пошла поговорка: «Прийти без задних ног». Уставшие и выжатые как лимоны, впадаем в зимнюю спячку.
   Утро двадцатого марта выдалось солнечным. Солнце, отражаясь от выпавшего снега, слепило так, что первые несколько секунд глаза привыкали к картинке. День предстоит провести, готовясь к маршу - броску. А сейчас завтракать.
Столовая расположена вместе с остальными хозяйственными постройками у подножья горы. На участках вовсю кипела работа. Усик договорился с рабочими за пару десятков поленьев для нас. Странно, конечно, жить в тайге и возить за собой полный воз дров, но дальше пойдут одни камни и пустыри, топить будет нечем. Первая смена рабочих уже пообедала горячим борщом, кашей с мясом и, конечно же, компотом. На раздаче в маленьком окошке стоит настоящая русская женщина. Она смело справлялась с толпой мужиков, вознаграждая большей порцией заслуживших хорошим поведением. На подносе возле окошка разложена витаминная бомба из горсти чищеного чеснока и аскорбиновых драже. Вся посуда металлическая в походном жанре. Здорово насытившись, обсуждаем планы на день. Нужно разбиться на несколько групп по заданиям. Первая в составе «Навигатора», «Polarisa», «Спилберга», «Волчары» и «Мудреца» отправится на проминку трассы по кратчайшей траектории. Снегоходы будут налегке, без прицепов, смогут пробраться через сегодняшний снежный наст. Оставшиеся в Халмерью займутся заготовкой дров, закачают топливо по бочкам. А «Крылатый» с «Рыбаком» уже занялись летательным аппаратом. На снегу разложен купол пароплана, от которого во все стороны расходятся тоненькие разноцветные верёвочки – стропы. Из походных саней достают рамы, двигатель и двухлопастной винт. Вся эта конструкция внимательно осматривается по нескольку раз. У самого купола закрепляем флаг экспедиции с изображением символа Югры. Холодный двигатель неохотно подхватывает искру, приходится несколько раз подряд подсасывать топливо. Сделает пару оборотов и опять глохнет. Вот он момент запуска. Теперь нужно больше газа и погонять двигатель по полной программе, чтоб не расхолаживался. Набирающий большие обороты винт разносит снежную пыль во все стороны. Вот уже и мотор одет на спину, пульт управления в руке. Пару шагов назад, отцентроваться, мощный рывок. С трудом поднявшийся купол начинает кренить в сторону и понемногу заваливать на землю. Боковые потоки ветра делают своё дело, придется менять направление разбега. Всей толпой перекладываем купол по направлению против ветра. Вторая попытка и опять мгновенный поток буквально складывает купол пополам. Третий забег закончился в снежном сугробе. Необходимо воздушные течения сменить на более умеренные и предсказуемые. Сматываем удочки и скатываемся с горки на равнину. Внизу собирается толпа зевак, кажется, рабочий процесс временно остановлен. Ветер умеренный и стабильный. С первой попытки купол взмывает в воздух. Виктор вглядывался в белый пейзаж: по укрытой снегом тайге волочились обрывки туч какой-то неестественной белизны, кое-где мелькали огни снегоходных осветителей. Грохот паромотора время от времени заглушал крики восторженной толпы и тогда, казалось, будто становится тихо вокруг. Походный флаг гордо развивался на ветру, совершая круг почёта над посёлком. Спустя некоторое время «Крылатый» посадил машину. Посадка произошла как-то незаметно, быстро, будто испытывая, примет или не примет земля своего сына. Мотор смолк, винт над головой тоже.
 «Там такой холод! Давайте ещё одни рукавицы и маску для лица», - потирая замёрзшие ладони, сказал «Крылатый».
Потом ещё совершил несколько взлётов и посадок, будто пытаясь сполна рассчитаться с природой за неудачные попытки.
   Всё задуманное сегодня было исполнено. Уже вернулись разведчики с прокладки трассы, они прошли тридцать километров и привезли с собой данные навигационной системы. Последний вечер прошёл в тёплой, дружеской обстановке у разложенных на полу карт, в обсуждении будущего маршрута.    
   Утром просыпаемся по будильнику, но на улице всё ещё темно. За окном совсем ничего не видно, стекло плотно облеплено снежной массой. Быстренько накидываем, что попало на себя, и бегом на улицу. Открывшиеся со скрипом двери указали путь в рай из прозрачных облаков и укрытых белым пухом гор. Стоянка вместе с нашей техникой была напрочь заметена снегом, теперь все машины выглядели одинаково. По просёлочным дорожкам уже волочил тягач две колоды на цепях для очистки снега. Небо красовалось переливами северного сияния. Лес стоял в неярких сумеречно-зелёных красках пасмурного неба. Быстрые сборы и мы снова в пути, снова ждут крутые повороты и подъемы, неожиданные ловушки. Колонна движется гуськом среди высоких снежных сугробов по сторонам. Тонкие и длинные как свечи сосны мелькают по сторонам. Сказочное ощущение жажды движения, жажды быть всегда на коне и идти только вперёд, покоряя всё новые вершины.
   Начался подъём на возвышенность. Тут уже стоит быть осторожнее так как загруженные снегоходы карабкаются на гору только при хорошем разгоне, стоит лишь одному остановиться и путь для других будет перекрыт. Стараемся держаться на расстоянии в десяток корпусов.
 - Стой! Стой! – послышалось позади.
Один из снегоходов остановился за бугром.  
«Ёлки - палки! – воскликнул «Каптёрщик».
Он открыл капот машины, долго и внимательно всматривался в очертания мотора. В ожидании того, что вот-вот обнаружится причина поломки.
Несколько ближайших к нему снегоходов поспешили на помощь.  
- Ну и задача! А самое главное - момент «подходящий»! С долей отчаяния промолвил он, держа обломок контакта высоковольтной катушки. По сути одна из свечей была залита без подачи искры. Хорошо если в дороге можно опереться на дружеское плечо. Подъехавший Юра «БарМен», имевший большой опыт общения с техникой, обрезал ножом часть провода и посадил его в контакт.
-«Не боись, - гордо произнёс он, – будет работать, проверено».
Действительно, больше сбоев в работе двигателя не было.
    На самом верху возвышенности виднеются ограждения оленьих пастбищ, ветхие деревянные срубы. В одном из них решили позавтракать. Растопили «буржуйку», поставили кипятиться кружку со снегом. Перед началом трапезы «Мудрец» полез на лавку, стоящую в углу избушки, приговаривая какие-то уважительные, слова обращаясь к духам хозяевам жилища.
   Погода постепенно ухудшалась, валил мелкий снег. Нужно двигаться дальше, ведь полярный день очень короток. Перед нашим взором сплошные просторы, деревья остались позади. Колонна растянулась на сотни метров в поле видимости. За следующим перевалом заканчиваются следы разведчиков, дальше пойдём по карте. Новые места всегда увлекали, хотя они и были ледяной пустыней. Первым достойным испытанием дня сегодняшнего стал затяжной подъём. На нём снегоходы зависали на разных уровнях и начинали буксовать. Эта высота отняла час драгоценного времени. Словно фильмы про войну, бой идёт за безымянную высоту. Приходилось расцеплять сани с грузом и вязать буксировочный трос, чтоб набрать стартовую скорость при разгоне. Но и это помогло лишь первым трём машинам, прошедшим по ещё цельному снегу. Оставшиеся восемь доходили до вырытых гусянками ям и останавливались как вкопанные. Выталкивали по одному снегоходу всей толпой. Интересно получается, кто кого должен транспортировать, машина человека, или наоборот? На вершине возвышался большой камень, один одинёшенек, как тот самый камень из сказки.
«Прямо пойдёшь. Сам конём станешь». С этого камушка и устроили акробатическое шоу Добрыня «Каптёрщик» и Алёша «Спилберг», да так, чтоб разогнать кровь молодецкую.
    Впереди - перевал за перевалом - подъём за подъёмом. Нервы и силы уже на пределе. Дисциплина в группе тоже желает лучшего. Начались некоторые идейные разногласия и споры. Но всё в рамках, допустимых для поведения человека в экстремальной ситуации. С поклажей в санях тоже нужно разобраться. Одни тяжёлые, самодельные сани пришлось разгрузить вообще, некоторые перепаковать. Затяжные подъёмы забирают больше часа времени, а их на пути достаточно. Как оказалось, спускаться тоже тяжело. Спуски не всегда в чётком прямом направлении, иногда нужно ехать по склону. Снегоходные сани начинают сползать вниз. Противодействовать такой ситуации крайне тяжело. Доводится спускаться и принимать направление прямого подъёма. Вокруг всё настолько белое, что очертания гор сливаются в одно большое полотно и не всегда понятно где спуск. Останавливаешься, оглядываясь на всю мощь окружающей природы и думаешь, а что если сейчас снегоход выйдет из строя? Как быть дальше? Садиться вдвоём и тем самым усложнять себе и так не близкий путь. Как никогда понимаешь, что всё в руках Божьих.
   Тусклое зимнее солнце уже начало близиться к закату, когда мы пересекли территорию Ханты-Мансийского автономного округа и республики Коми. Окружающий ландшафт даёт нам один лишь путь движения по ущелью, поросшему редким кустарником. Снег здесь липкий даже невзирая на мороз. Значит, неподалёку имеется источник с влагой, скорее всего ручей. Снегоходы стали чаще проваливаться в пустоты под снежным настом. Ветра в ущелье не утихают в это время года. Поверхность снега будто отшлифована наждачной бумагой, нет острых углов. Наши следы медленно исчезают под инструментом мастера северного ветра.
    Ничто не останавливало взор, не настораживало слух. Лишь изредка лёгкий ветер сметал снежок с нависших камней. Путники ехали молча. Холод усиливался, угасал день, но ущелье оставалась по-прежнему непройденным. Ни деревца, ни тропы, ни единого признака близости человеческого пребывания. А по словам «Главного авантюриста», указывающего дорогу, старая разработка должна находиться где-то в этих местах. Сбиться с дороги путники не могли. Они шли по ущелью, но разница, как видно, была в том, что летняя экспедиция передвигалась быстрее.
   Через пару километров, посреди горного ущелья, где протекает речушка, обнаружили несколько одиноко стоящих почти разобранных вагончиков. Здесь и останемся на ночлег. Расположенная далее хибара с выбитыми окнами и без дверей пойдёт на дрова. Взяв топор, ребята пошли разбирать остатки трехъярусных нар. Дров хватит протопить до самого утра. Осмотрев ближний вагончик, решаемся расположиться в нём. Конечно, он дырявый и маленький, но до ближайшего цивилизованного жилья неделя пути. Впервые запускаем портативный генератор и в вагоне становится светло, можно рассмотреть быт наших предшественников поподробнее. У дальней стенки стоят большие нары на них можно смело уместить человек шесть, ещё четверо улягутся на холодном полу в спальных мешках. В халупе стоит даже сломанная кровать с панцирной сеткой, на ней ляжет авторитет «Бывалый», всё как в лучших арестантских традициях «по понятиям». Оставшиеся трое потеснятся на досках возле двери. В хозяйстве имеется стол, скамеечка и печка с дырявой трубой. Под столом валяется множество различных вещей бывших хозяев. Мешок с косточками животных для игры, рога молодого оленя, самодельные ложки вырезанные из дерева. С собой в дом взяли только необходимые продукты и спальные мешки, остальное просто некуда положить. От жаркого огня в печи и влаги от снега, крохотная комнатушка превратилась в баню. Из-за пара было нелегко дышать, и мы время от времени открывали дверь на улицу. Горячий и холодный воздух встречались, образовывая лёд в дверных проёмах, так была решена проблема сквозняков. К темноте уже все хозяйственные задачи были решены. Кто-то из ребят крикнул с улицы: «Бегом тащите сюда камеру!»
   Посреди кромешной тьмы ущелья казалось можно не увидеть собственного носа, а тут за перевалом начинает появляться какой-то неземной мощности красный свет. Все повыскакивали на улицу. Каких только мнений не наслушаешься, даже о пришествии инопланетян. Хотя какие инопланетяне в такой холод? Там, на вершине, и в самом деле возник, кажется, какой-то иной мир, весь пронизанный хорошо видными лучами света. Скалы, которые ещё недавно возвышались мрачными, почти чёрными бастионами, засияли из самой своей глубины яркими лучами света. Краски были оранжевого цвета. Через мгновение на нас уже глядело ярко-оранжевое облако, тяжёлое и неподвижное, но готовое каждый миг взлететь ещё выше. Оно только одно и было на всём горизонте, над всеми вершинами, на которых сверкали снега. И даже сумрак, который лежал ниже освещённой вершины и в котором едва угадывались складки гор – тоже затих, чтобы облако не спугнуть. А оно, если внимательно смотреть, не стояло на месте, а плыло над скалами. И таки выплыло в виде огромного диска луны. Зрелище неописуемое.  
   Ближе к полуночи в ночлежке стало тише и темнее. Тоненькая полоска света от печного проёма переливалась на потолке, было уютно и тепло. Положив голову на колени, а колени, обхватив руками, кто-то закутанный в тулуп смотрел и смотрел на огонь в маленькой печурке. На кушетке спал «Бывалый», спокойно, деловито и чутко. Сейчас проснётся, и ни секунды ему не надо будет, чтобы сообразить, где он и что с ним. Как будто и во сне помнил, кто у него спит под ногами, кто справа, а кто слева. Скуластое лицо, лохматые стариковские брови делали лицо добродушным, особенно когда он улыбался во сне. Все спали на удивление крепким сном, особенно Анатолий Константинович на своей модной кровати, похрапывая как медведь в берлоге. Самый крайний к печке время от времени подбрасывал дровишки в огонь, пока к утру не стало совсем холодно. Так сработал температурный будильник, сообщивший нам о пришествии нового дня.
   По здешнему времени шесть утра двадцать второе марта. На улице солнце и легкий ветерок, пророчащий смену погоды не в лучшую сторону. Из-за гор выплывали облака, ещё не проснувшиеся, но уже торопливые. Две большие звезды плыли вместе с ними. Абсолютная тишина окружала нас.
   Продолжаем бороздить всё тоже ущелье, отображённое на карте, как точка слияния холмов. Второй день тянулись буераки и скалы, выжженная морозом и ветрами почва напоминала пустыню. Небо было почти бесцветное. Недалёкие отсюда склоны гор темнели обнажёнными, выветрившимися кручами гранита. Дикие кусты колючек сменили хвою, отчётливо виднелись террасы – следы былых землетрясений.
 Ручей преподносит свои сюрпризы - выступающая вода, участки с тонким льдом. За очередным поворотом виднеются торчащие из снега куски металлических конструкций - брошенная горная техника. Повсюду заметны следы былой работы по добыче горного хрусталя и золота. Проезжаем этот музей индустриальной эпохи, молча вглядываясь в очертания засыпанных штолен. Более тридцати лет назад в этих местах трудился «Бывалый». Он с азартом рассказывает о добыче хрусталя, технике, разрабатывающей породу и при этом дёргает ржавые рычаги и что-то приговаривает:
«Это подача вагона, этот кран нужно открыть, шланг подаст воздух и ковш зачерпнёт породу. Работали не только ковшом но и взрывчаткой. Хрусталь - дело хрупкое, растёт в гнезде и там уже приходилось дорабатывать вручную».
   По данным приборов «Навигатора» и «Polarisa» курс необходимо менять на запад, поэтому с ущельем придётся распрощаться. Дальше - только по горам, приблизительно пятьдесят километров до озера. Начинается подъём на перевал высотою тысяча сто метров. Теперь о глубоком снеге остаётся только мечтать, на смену приходят мелкие камни, слегка припорошенные снежком. Вот достанется теперь лыжням. Пластиковые сани «Брата-2» и «Рыбака» уже пострадали. Днище пробито и трещина усиливается всё больше с каждым ударом, снег набивается вовнутрь. Второй раз наступаем на одни и те же «грабли». Чего не скажешь о «Каптёрщиковых» санях с лыжнями на амортизаторах, «всё как в лучших домах Лондона и Парижа». Подъём на перевалы дело хлопотное, закон всемирного притяжения мешает, не то что крутой спуск за минуту, да с ветерком! Время идёт и с каждым километром горы становятся всё выразительнее и острее. Вот уже мы у подножья двух гор «Старик и Старуха Ис». Когда солнце заходит за спиной старика, его тень нежно укрывает старуху, отходя на ночной покой. Эту прекрасную легенду прерывают вопли ребят, ехавших первыми. От маленькой лачуги на берегу озера стремительными темпами мчится большой белый волк. Несколько снегоходов в порыве азарта срываются за ним вдогонку. Среди них и Андрей - «Волчара», теперь они один на один. Зверь без оглядки уходит всё выше в горы, в пасти он что-то держит, похоже что мелкого грызуна. Охотник остановился, приложил карабин и выдержал паузу, выводя ствол на противоход.
«Верная добыча» - произнёс он, опуская ствол.
Зверюга продолжает бежать петляя посреди валунов, карабкается к вершине в виде маленькой серой точки, которая видна издалека. Вот это мы дали копоти снегоходам и поразмялись. Возвращаемся глядя по сторонам. После выстрела зверь обронил свою добычу на снег. Жутко интересно, что это было за лакомство? Следуя по следам, находим только кусок ремешка от оленьего ошейника с застывшей волчьей слюной. Ребята уже собрались у хибары, живо обсуждая волчью добычу. На одной из досок под навесом весело ещё пару таких ремешков, изготовленных из кожи оленя. Конечно, никакого гастрономического интереса они не представляют, но запах животного происхождения всё равно остался. Вот тут  голодный зверь и дёргал ремешки, пытаясь набить ими брюхо, чтоб перебиться до прихода живности. Суровая, конечно, судьба, да и жизнь у него волчья. Все-таки хорошо, что он удрал цел и невредим.
   Охота это хорошо, но необходимо задуматься о ночлеге. Хибарки изготовлены из досок перетянутых рубероидом с кучей рваных дыр. Место здесь открытое и ветренное, мороз ниже двадцати градусов. В одном домике есть печурка и столик – хорошая столовая получится с этой рухляди. Все заледенелые продукты живо туда снесли, большая кастрюля со снегом заняла своё место на плите, в печке разгорался огонь. Несколько дней удалось пропетлять без палатки, сконструированной Андреем «Polarisom», но видать сегодня её час настал. С металлических саней, кстати, тоже не без народной смикалки построенных, достали трубочки конструкции, тент и штыри. На удивление легко и быстро шатёр уже возвышался прямо на глазах, его можно собрать даже одному при необходимости. Чудо конструкторской мысли готово, на подвесных цепях подвешена миниатюрная печка с защитой от возгорания, труба выводит дым на улицу через окошко в ткани. Запустили генератор и простая палатка превратилась в царские палаты. Хочешь тебе свет – пожалуйста, хочешь тепло –  вот вам, лишь только туалет за сугробом. Самые заядлые рыбаки - Каменский и «Мудрец» уже колдовали над лунками в ожидании рыбы с большим глазом. Замёрзшие руки играли на балалайке – самой популярной удочке для зимней рыбалки. За спиной стоял снегоход, укрывающий от порывов ветра. Уже и обильная прикормка брошена в прорубь, и способ проводки изменён, а рыбы всё нет. Нужно менять берег и искать перекат. Бензиновый бур впивается в лёд, доходя до самого мотора, а воды не видно. Толщина льда метра полтора, не меньше. Пока пробуришь пару лунок и ловить перехочется. Хорошо, что ещё пешню не взяли. В реках средней полосы картина обстоит проще, стукнул по льду пару раз и лови себе на здоровье. И все-таки они умудрились изловить детище глубин размером с палец. Оставшейся части «отморозков» рыбалка показалась слишком пассивным занятием и они решили искупаться в проруби при минус тридцать, чтобы завтра предстать перед духами горы чистыми. Бензопилой работали в несколько смен, определив очертания высокогорного бассейна. Снимали слой за слоем, вырезая блоки льда, которыми выкладывали стену по периметру в стиле жилищ эскимосов, пока наконец не добрались до воды. Пробоина живо наполнила ванну сперва мутной а затем кристально чистой горной водицей.
«Ну, кто первый, господа экстремалы?» - призвал добровольцев Усик.
Эту команду долго уговаривать не пришлось даже в тридцатиградусный мороз, у полыньи уже выстроилась очередь из желающих понизить градус температуры тела. Ни для кого не сюрприз, что во главе очереди стоял «Крылатый», самый нетерпеливый испытать судьбу во всех её проявлениях. Следуя его примеру, канули в воду «Навигатор» и даже такие важные люди, как «Каптёрщик» и «Главный». Погода продолжала свирепствовать, сгущались тучи и ветер хлестал своими холодными руками. По всему льду разбросана одежда, кто-то одел не свою шапку второпях. Те кто закончил водные процедуры, направились к костру, где их уже ждали бутерброды и сто экспедиторских. В протопленной хибарке сидели старики - разбойники, устроившиеся как настоящие солдаты подальше от начальства и поближе к кухне. У печи уже сидел Виктор, отогревал отмороженные пальцы ног, прикладывая их прямо к раскалённому железу. Чувствительность ступней была нарушена.
«Хорошо повеселились», - лукаво посетовал он.
«Надо лечить спиртом - включился в разговор только - что вошедший Юра.
 Сначала снаружи, а потом вовнутрь, наутро будешь, как огурчик».
    После долгих эмоциональных обсуждений насыщенного приключениями дня плотно укладываемся в палатку. Кто последний, тот выключает генератор и подкидывает дрова. Мокрые вещи развешены под потолком, туда поднимается тёплый воздух. Все закутались в спальники с головой, а некоторые надели вязаные маски с вырезом для рта и глаз. В таких сквозняках может запросто протянуть, нужно быть аккуратнее. В подвесной печурке потрескивают дрова и когда понимаешь, что на улице ветер, становится уютно и хочется уснуть.   
   Палатка колебалась слегка, готовясь к зарождавшимся дневным ветрам, а ветры уже доносили сырой и холодный запах вершины. Тряпчаные стенки конструкции покрыты плотным слоем льда от выдыхаемого изо рта пара, часть одежды прижатой к палатке, тоже обледенела. Так не хочется вылезать из спальника, но сегодня великий день, нужно собрать все силы и мужественно идти к цели. За палаткой стояло солнечное морозное утро. Возле затянутой льдом полыньи, на корточках стояли «Брат-2» и «Дайвер». Они настойчиво стучали по льду зубными щётками в попытке почистить зубы. На вершину нужно идти чистыми не только душой, но и телом. Настроение у всех было отменное, повсюду слышались шутки. Сегодня впервые пойдём без прицепов, налегке. Все одиннадцать снегоходов по команде фронтом двинулись из лагеря по священному озеру. Твердый снежный наст позволял развивать скорость до сотни километров в час. Величие и красоту Уральских гор невозможно передать словами. Так проникаешься чувством вечности природы, что запросто можешь представить себе горные вершины, хребты и бесконечные просторы за тысячи лет до тебя, на тысячи после. На пути встречаются огромные прекрасные каньоны, крутые спуски, которые могли бы стать отличными горнолыжными трассами. При пересечении одного из ущелий на основании показаний навигационной системы стало известно о десятиметровом слое снега под нами. Снегоходы демонстрируют отличную работоспособность, взбираясь по крутым стенам гор. Временами приходится предпринимать несколько попыток для разгона. Заветная вершина видна как на ладони и кажется так близко. Развивающиеся сине-белые флаги экспедиции подчёркивают торжественность нашей процессии. Вот препятствия посерьёзнее - на плато из снега выступают плотные каменные россыпи. Это вершина задрожала от страха перед нами. Ведь нас много и мы дружная команда. Каменные россыпи похожи на волны среди бурного океана. Снегоходы на малом ходу объезжают камень за камнем. Есть и первые потери среди нас - у «Каптёрщика» треснуло лобовое стекло и лопнула подвеска лыжни у «Навигатора». Последнее особенно неприятно, машина Рамиля теперь крайне ограничена в манёвренности и мощности. Только бы дотянуть до цели, не остановиться за шаг до вершины. Склоны «Народной» как иглы дикобраза направлены в сторону противника, мол не подходи, уколю. На следующее плато есть только один крутой и узкий подъём. С первой попытки взобрались единицы снегоходов. В критической точке склона стальные лошадки становились на заднюю гусеницу и нехотя шли в гору. Большой тест снегоходов определил фаворитов и аутсайдеров в гонке технологий. Сердце в груди бьется учащённо в предчувствии победы. Приборы фиксируют тысяча восемьсот сорок метров над уровнем моря. Поставленная цель выполнена! Ура! Технику оставляем на  площадке с большим деревянным крестом, установленным несколько лет назад экспедицией финансируемой христианской церковью, водрузившей крест на вершине горы - высочайшей точке Урала. В местах, где пантеизм просто растворен в воздухе и присутствие языческих богов ощущается буквально физически, этот крест смотрится не очень привычно. На табличке в месте крепления святыни надпись «Дветысячилетию от Рождества Христова. Крестный Ход в канун прославления царя Николая второго».
   На сам пик «Народы» пройдёмся пешком. Взрослые мужики устремились к вершине, как малые дети, обгоняя друг друга. Дыхание немного сбито с ритма, а ноги будто несут сами. Вот оно чудо Урала! Великолепная вершина! Это победа! Победа всех вместе и каждого в отдельности. Казалось, будто мы стоим на вершине мира. Не видно ни одной вершины, которую можно сравнить с нашей по высоте. Там, впереди, простилается нескончаемый горный хребет. Куда ни глянь - везде горы, горы, горы. Стоим на вершине и на лице каждого отображается радость. Страх перед неизвестностью исчез, потому что, когда веришь в свои силы и в будущее, не боишься никаких трудностей и сурового настоящего.
   После исполнения заветной мечты наступает чувство глубокого удовлетворения всем происходящим в жизни, даже маленькие неприятности воспринимаются с юмором. Даже бутылка виски, привезённая Юрой во второй раз, наконец-то была выпита за победу. А ведь на флаге экспедиции изображена ещё одна гора - «Манарага», вот туда мы и пойдём. Мы первые в мире поднялись на снегоходах к самой высокой точке Урала нам есть чем гордиться. На фоне всех этих событий появились новые силы, открылись вторые дыхание, забилось сильнее сердце. Нужно спускаться. Но спускаться с крутого склона не так легко, как кажется. Так случается, когда взберешься на дерево, а слезть не можешь. Потихоньку, притормаживая коробкой передач, скрепя лыжнями по камням, снегоходы спускались по каменной стене. На вершине остался только «Крылатый», чтобы ещё раз подтвердить своё прозвище. Он много раз перепроверял расположение строп, подкидывал снег, определяя направление воздушных потоков протекающих здесь в изобилии. Площадка для разгона совсем маленькая и повторной попытки может не быть. Мы, стоя на разных уровнях горы, увидели рывок и купол немного потянуло назад. Виктор подправил купол вправо и побежал что есть силы вперёд. Нехотя отрываясь от горы, парашют уносился в долину. Через пару десятков метров острые камни, а нужная высота ещё не набрана. Купол несётся с большим ускорением, как говорят, без тормозов. Все замерли в оцепенении. Виктор поджал ноги и пролетел почти впритык с грядой. Полёт стабилизировался. Красота гор с высоты полёта орла пленяла. Подхваченный течением ветра, купол расправил свои крылья и скрылся вдалеке, превратившись в жёлтую точку. «Крылатого» нужно догонять. Первыми спустились в долину «Рыбак» и «БарМен», они поздравили героя с победой. Это был его день, сегодня он стал не просто героем, а дважды «Народным» героем. Деловито расхаживал то взад, то вперёд, поучал, как правильно укладывать оснастку. Трое фанатов рыбалки, вдоволь испив чашу славы, вернулись в лагерь проверить, как себя чувствует хариус с переменой давления.
   Пару километров «Американских горок» на высоких скоростях приводят к очень крутому и затяжному спуску. Там внизу начинается долина. Нужно хорошенько обдумать дальнейший путь, так как обратный подъем скорее невозможен. Высказывались различные мнения, но маленький бес, не на шутку разгулявшийся за сегодня так и подталкивал к риску. Решили отправить гонца в разведку. Рамиль с ветерком промчался по склону и скрылся за поворотом. Назад дороги нет. Все неуверенные в спуске через пару минут оказались там же. Только пару снегоходов перевернулись набок и застряли в глубоком снегу. В конце спуска «Дайвер» решил заснять на видео красоты Уральских гор. Сидящий за рулём снегохода «Крылатый» резко дал по газам и оператор выпал из седла. Вокруг стоял такой шум, что незначительной потери никто и не заметил, снегоходы, гудя моторами, скрывались в горах. Брошенный на произвол судьбы «Дайвер» плёлся по пояс в снегу с надеждой, что кто-то обнаружит его отсутствие. Через некоторое время Витя заметил отсутствие тени напарника на снегу и вернулся за пропажей.
   Перед нами открылась долина реки «Манарага», поросшая берёзами и лиственницей. На снегу вытоптана карта движения зверей разных видов. Тихая долина - оазис для живности, богата водой и растительностью. Снег рыхлый и глубокий, ехать по такому сложно. Чем ближе к горе, тем больше открывается водоём. Вода в нём кристально чистая и вкусная, набирай в ладони и пей. На одном из снежных трамплинов операторский снегоход разбил пополам защиту бампера об стоявшую на его пути берёзу, чудом не задев двигатель. Дальше было веселее, техника попадала в скрытую под снегом воду, проваливалась в пустоты под настом. Не один спортзал не заменит такой тренировки, какую мы провели, вытягивая снегоходы. Гора «Манарага» открылась во всей своей красе. Форма острых когтей медвежьей лапы хорошо видна на солнце. И, по-видиму, нас там не ждут. Приблизившись к ней, сфотографировали, даже съели муксуна. Пора и честь знать. По коням.
   Тот самый крутой склон открывший долину, сыграл злую шутку со всеми нами. Как и предполагалось, взобрались на него с первой попытки только пара снегоходов. Оставшиеся машины пришлось буквально метр за метром вытаскивать на себе с помощью верёвок. От жары многие сбросили с себя тулупы и шапки. «Волчара» был мокрый и грязный от наледи и пота но ни разу не пожаловался и не остановился. На краснощёком лице не отражались ни досада, ни усталость. Андрей не чувствовал усталости, как и многие другие, потому что не было других вариантов. Очень хотелось пить, чистый горный снежок выручал. На высоту в четыреста метров ушло около шести трудовых часов. По пути очень переживали за машину «Навигатора», из-за сломанной тяги деформировались остальные детали узла. Машина ехала аккуратно, стараясь придерживаться свежего снега. К ночи возвратились в лагерь. Довольные жизнью, отдохнувшие рыбаки с юмором посматривали на нас. Зато спали все самым крепким сном в своей жизни. Наутро попрощавшись со святыми местами, отправились в обратный путь.
   Дорога домой оказалась ещё труднее, погода поменялась кардинально, валил густой снег, видимость ограничена. Горы не хотели отпускать нас. Выбрались благодаря приборам Андрея и Рамиля. Ночлег проходил в уже обжитых ранее местах. Через пару дней пути горные леса и каньоны остались позади. Выехали на дорогу которая была нам уже знакома. Посёлок встретил своих героев с песнями.
   Наша экспедиция ничего не изменит на географической карте, не укажет новых троп. Пусть так. Всёравно ко всему, к чему стремились, приложили себя без остатка – свой слух, своё зрение, свой ум. И может быть когда-то, повезёт пройти этим путём человеку много лет спустя, более приспособленному и выносливому. Тогда пригодятся ему наши глаза, мысли, ум, и он откроет то, что не дано было открыть нам.

«Каптёрщик» - Мальков Андрей Александрович. 1977 г.р. г. Курган. ООО «Торговый Дом курган», директор. Мастер спорта по спортивной акробатике. Уверенный в себе человек. Внимательно прислушивается к советам опытных товарищей. Всегда готов поддержать компанию, как он говорит: «Я за любой кипиш, кроме голодовки».
«Бывалый» - Семешкин Анатолий Константинович. 1950 г.р. г. Нижний Тагил. Председатель общества охотников и рыболовов города. Как говорят – видавший виды. Верхом на снегоходах наездил столько вёрст, что ими можно окутать весь земной шар. Всегда улыбающийся и жизнерадостный.
«Мудрец» - Дерюшев Сергей Николаевич. 1956 г.р. Село Гольяны. Оператор ТКУ-650. Заслуженный работник ЖКХ., депутат Муниципального образования «Гольянское».  
Дважды дед! Такой дед, что всем молодым за ним не угнаться во всем - рекордсмен!
190-60-190 - рост-возраст-вес. Живописный вид из окна его дома открывается на великую реку – Каму, что во многом предопределило его основное хобби - рыбалку. Восьмикратный чемпион по рыбалке на маромышку. Справедливый и мудрый. Частенько его называли «старик», но не по возрасту, а по жизненному опыту и уму. Изумительное чувство юмора не угасало в нём даже в трудные минуты. Его шутки тут же становились крылатыми выражениями.
«Волчара» - Веретёхин Андрей Николаевич. 1972 г.р. г. Нижний Тагил. Охотовед. Два высших образования: Уральский Политехнический Институт – инженер-механик; Московский институт – охотовед.  Настоящий мужчина. Бескорыстно и с полной самоотдачей готов прийти на помощь каждому. Всегда при деле. Хорошо владеет техникой. Подготовлен к выживанию в сложных условиях.
«Крылатый» - Завалыпич Виктор Леонидович. 1961 г.р. г. Югорск. Неугомонный, непоседливый, в любой момент готовый испытывать себя на прочность в различных ситуациях. Лётчики - испытатели, профессиональные парашютисты, водолазы и гонщики говорят, что он «без тормозов».
«Брат-2» - Завалыпич Владимир Леонидович. 1967 г.р. г. Югорск. Сконцентрированный и рациональный. Из тех, кто семь раз отмерит а один отрежет. Умеет внимательно выслушать, но и сам знает что сказать. Во время экспедиции он соблюдал великий пост, мужественно глядя на застольные посиделки товарищей.
«БарМен» - Брюхов Юрий Викторович. 1964 г.р. г. Нягань, ХМАО-Югра. Ген. директор ООО «Югратрансавто». Непредсказуемый и великий путешественник в жёлтом. У него даже в тайге есть заначки. Всегда находит тему для разговора и свежий анекдот на десерт.
«Рыбак» - Каменский Олег Игоревич. 1954 г.р. г. Югорск. ООО «Газпром трансгаз Югорск». Начальник отдела. Настоящий полковник. Обладая хорошей базой подготовки, регулярно вносил свои предложения и идеи. Участвовал в подготовках полётов, поимке хариусов. Увлекается экстремальной техникой: квадроцикл, снегоход, паромотор, внедорожник.
«Навигатор» - Хасанов Рамиль Назипович. 1962 г.р. г. Чайковский
«Газпром трансгаз Чайковский». Начальник отдела эксплуатации газопроводов и ГРС. Активный путешественник – экстримал. Успешно освоил многие виды охоты -  от подводной на рыбу,  до воздушной на пернатую дичь. При большой занятости на работе, находит время для горного туризма, катанию на лошадях, а самое главное их содержанию, у него их две. Принимает активное участие в составе баскетбольной команды. Справедлив, обдуман в своих решениях, пунктуален, человек команды. Серьёзный и непоколебимый, хладнокровно преодолевающий трудности. К его мнению стоит прислушиваться – настоящий авторитет.
«Polaris» - Мерзляков Андрей Алексеевич. 1971 г.р. г. Ижевск. ООО «Горгаз», директор. Президент мотовездеходного клуба «Турбо-клуб». Летом квадроцикл, а зимой снегоход. Организатор вылазок, поездок и экспедиций. Очень любит животных, особенно шашлык! Хорошо разбирается в технике, от железа до электроники. Творчески подходит к конструированию, тюнингу техники и снаряжения с целью увеличения надёжности и практичности. Экстрим должен быть управляемым, бытовые мелочи должны стоять на первом месте, тогда походы становятся отдыхом! Хорошо осведомлён об особенностях местности. Верный товарищ и надёжный партнёр. Смог подобрать ключ к сердцу каждого из участников.
«Главный авантюрист» - Маркосян Усик Амоякович. 1960 г.р. п. Саранпауль. Организатор и идейный вдохновитель «Зимней экстремально-приключенческой экспедиции». Руководитель проекта «Урал Приполярный». Директор ООО «Марк-сервис». Любящий природу своего края, настоящий патриот. Готов учиться и учить, не останавливаясь на достигнутом.
«Спилберг» - Вакуев Алексей Владимирович. 1982 г.р. п. Саранпауль
ХМАО - Югра. АТВ «Берёзово» телеоператор. Закончил Санкт-Петербургский институт кинематографии. Общительный и открытый парень. Увлечённый ходом поездки. Снимал самые крупные и живописные планы на профессиональную видеокамеру.
«Дайвер» - Миронычев Игорь Викторович. 1983 г.р. г. Днепропетровск. Инструктор Международной подводной ассоциации. Капитан команды по подводной охоте. Весь увешанный фото и видеоаппаратурой. Всегда наготове запечатлеть интересные моменты. Был замечен во всех беспределах, проходивших в поездке. Увлечён всеми видами подводной деятельности, путешествиями.
«Главный авантюрист» - Усик Маркосян  п. Саранпауль
«Спилберг» - Алексей Вакуев  п. Саранпауль
«Мудрец» - Сергей Дерюшев  г. Пермь
«Polaris» - Андрей Мерзляков  г. Ижевск
«Навигатор» – Рамиль Хасанов  г. Чайковский
«Бывалый» - Анатолий Семешкин  г. Нижний Тагил
«Волчара» - Андрей Веретёхин  г. Нижний Тагил
«Крылатый» - Виктор Завалыпич  г. Югорск
«Брат-2» - Владимир Завалыпич  г. Югорск
«Рыбак» - Олег Каменский г. Югорск
«БарМен» - Юрий Брюхов  г. Нягань
«Каптёрщик» - Андрей Мальков  г. Курган
«Дайвер» - Игорь Миронычев  г. Днепропетровск

Игорь Миронычев  г. Днепропетровск
 
Copyright © 2017 Урал Приполярный. Экстремальный туризм и активный отдых на Приполярном Урале (Саранпауль), экстремальный и активный туризм, горный туризм, экстремальные экспедиции, туры 2012. All Rights Reserved.
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.