Главная Рассказы туристов Путешествие по реке Хулга
Путешествие по реке Хулга
User Rating: / 4
PoorBest 
Истории покорений - Рассказы туристов

Как то Виктор Завалипич , мой давнейший друг, с кем много лет назад потеряли связь ,звонит.

–Усик , купил себя аэросани. Мечтаю побивать в ваших краях, доберусь до вас по реке, а потом хочу проехать до озера Балбанты. То, которое находится верховые реки Хулга. На самолете когда-то хотел сесть на это озеро, не получилось. Скажи, это реально или нет? Ты поможешь нам?

– Помогу сколько смогу и еще с вами поеду.

– Тогда мы едим.

Эту поездку я называю спасательная операция « МЧС отдыхает».

Усик Маркосян

- Друзья! Вставайте! – Подъём! - послышался голос из гостиной. Постепенно в доме зашевелились сонные, согретые теплом домашнего уюта участники экспедиции. В это утро, как никогда, хотелось вдоволь поваляться в тёплой постели, посмотреть новогодние передачи.

- Подъём!

Встав, подошёл к окну. На стекле красовался белёсый узор инея. Солнце ещё не взошло, а тишина здешних мест была нарушена фырканьем автокрана, разгружающего аэробот. Вокруг этого дива инженерной мысли уже суетились энтузиасты во главе с главнокомандующим. Крановщик то и дело успевал реагировать на команды каждого из них, как лучше опустить, или приподнять груз. Эта суета продолжалась ещё более часа, после чего произошёл брифинг на тему распределения обязанностей по подготовке к походу. Виктор с двумя специалистами в области механики, Романом и Юрием, будут монтировать, и проверять аэробот. Олег, сопровождавший груз от Свердловска, отправился немного передохнуть после дороги, заодно сделать снимки местности через спутник. Григорий сидел под КАМАЗом. Возле тормозного механизма раздавалось недовольное фырканье, вырывались языки пламени от горелки.

Говорила мне мама:

- Учись, сынок, геологом станешь.

Володя, взялся за комплектацию снегоходных саней. А Игорь с Анной, Натальей и Санькой поехали в Югорск за медикаментами для походной аптечки, запасной одеждой и обувью. По заходу солнца задача уже была выполнена на восемьдесят процентов. Оставалось лишь заправиться и купить продукты. Вся компания подтянулась к ужину.

- Пора собираться. Вот только с электронным навигатором не удалось разобраться. Не свернуть бы с пути.

- Да ладно, чего тут теряться, места то известные, с закрытыми глазами можно проскочить, - возразил наш охотник.

И вот, мы уже увязали снегоходы, закрепили необходимые для экспедиции вещи в кузове грузовика. Раздалась команда:

– По машинам.

Моргнув фарами родному дому, УАЗик с аэроботом на прицепе и КАМАЗ, загруженный техникой, вырулили на стартовую черту. Настроение приподнятое, хотелось шутить. Предстоящее путешествие казалось прогулкой за ягодами и грибами. В кабине было тепло, уютно, за окном мелькали ночные пейзажи, подсвечиваемые лучами мощных фар. Вся процессия остановилась возле продовольственного магазина. Когда мы вывалили из техники, люди стоявшие в очереди, стали с интересом разглядывать нас. Экипировка была ещё не та, в которой покоряют север, но уже впечатляла количеством надетого: сапоги с шипами, царапающие кафель, меховые шапки. Вот тогда мы решили добить местную публику. Настроили рации на определённую частоту и стали переговариваться с разных отделов магазина:

– База, база, приём. Как слышите?

– Я - база. Слышу вас нормально.

– База. Возьмите ещё парочку банок со сгущёнкой. Приём.

– Я - база. Задачу понял, возьму. Конец связи.

Припасы уже в машине. Ничего не забыто. Ответственной за кухню назначили Аню. После долгой заправки резервных бочек и всей техники под завязку, прозвучала команда.

– В путь.

Дорога оказалась тяжёлой, особенно для Гриши, который крутил баранку грузовика уже вторые сутки без отдыха.

Зима этого года удивила даже местное население небольшим количеством снега. Нормально – это когда сугробы по пояс.

Вот из темноты появляется свет. Это маленький посёлок со сложным названием, состоящим из нескольких слов. Жители таких селений знают друг друга по именам, занимаются охотой и рыбалкой, ездят на снегоходах. Мы привыкли называть такие места глубинкой. Но после общения с ними кажется, что глубинка не из-за отдалённости от цивилизации, а от глубины души этих людей. Они всегда готовы прийти на помощь, накормить, обогреть. Видимо, чем суровее окружающая среда, тем сплочённее и доброжелательнее люди. Жизнь в таких селениях зависит от нефтегазовой промышленности. В своё время они создавались геологами, лесорубами, строителями – добровольцами, ехавшими на север в поисках заработка, приключений и запаха тайги и оставшимися здесь навсегда. Да и зачем куда-то уезжать, когда и дом, и родные и близкие здесь! Что ещё нужно, чтобы встретить старость?!

Хорошая дорога закончилась у посёлка Агириш. Сейчас нам приходится пробираться по обледеневшим зимникам. Поскольку зимник – это практически единственный способ проезда автотранспорта на большую землю. Видимо, в весенний период таяния снегов, по этим дорогам проехалась гусеничная техника геологов. Нам приходится скакать по обледенелым рвам.

Езда с каждым часом становится утомительней. Справа - сосны, слева - тоже, никакого разнообразия. А ведь впереди ещё часов семь пути. Уже пройдена половина. Головная машина показывает поворот к обочине, останавливая колонну.

Пора подкрепиться. Полусонное царство стягивается в УАЗик, где Анюта уже сервирует походный стол. С трудом, помещаясь на сидениях, начинаем приходить в себя. Состояние непонятное, кругом тайга, ночь, холод. И, что это: поздний ужин, или ранний завтрак? На столе уже нарезана копчёная колбаса, сало, лук. Стратегически важный продукт, коим является водка, обязательно присутствует при каждом принятии пищи. В тайге этот напиток используют и как лекарство от всех болезней, и как спасение от извечной русской хандры. Первый тост - за успешное начало. Пока всё идёт по плану. После лёгкого завтрака собираемся обсудить карту местности под фарами машин.

Григорий на своём КАМАЗе вырвался вперёд, проехав около часа, решил прижаться к обочине и «перекимарить» полчасика, пока подтянутся остальные. Но обочина оказалась слишком глубокой, и грузовик застрял. Все старания сдвинуть его с места оказались напрасными. Более того, машина зарывалась ещё глубже. Гриша накинул тулуп, взял лопату и принялся откидывать снег из-под колёс. Только сейчас стало понятно, что экспедиция уже началась. Ведь само понятие экспедиция, если не учитывать романтизм и героизм, - это создание общей проблемы с всеобщим её преодолением и вытекающими последствиями.

Через какое-то время хлопнула дверь КАМАЗа. Уже бодрый, розовощёкий Григорий сел за руль. Сонливость сразу как рукой сняло. Машина, извиваясь то вправо, то влево, выползала из сугробов.

– Ура! Значит, трактор вызывать не придётся!

Начало светать. Через полсотни километров перед нами промелькнула табличка: посёлок Хулимсунт.

В глазах Виктора заметна грусть, ностальгия по минувшему. Ведь он когда - то приехал в это, ещё совсем необжитое место, в посёлок, который состоял из общежития и вагончиков - времянок. Тогда деревья казались большими, а будущее - светлым.

Сейчас мы увидели с одной стороны дороги обыкновенный посёлок, со всеми соблюдёнными традициями сельского строительства. С другой стороны - современные компрессорные станции, для транспортировки газа по магистралям.

Стоит лишь закрыть глаза, как переносишься в те времена. Трудовые будни, праздники, покупка первого самолёта, охота, рыбалка. Кажется, что каждая травинка здесь старая знакомая. Посёлок уже не тот, что был. Хотя люди остались те же. Это мы заметили, когда Виктор приветствовал объятиями каждого второго, кто нам попадался на пути. Ранним утром колонна упёрлась в контору строительных организаций, расположенную неподалёку от реки. Без задних ног поднимаемся по лестнице, ведущей в комнату отдыха. Только было слышно: бух, бух, бух. Изнемождённые от сборов и переездов, мы попадали в верхней одежде на диваны и уснули мёртвым сном.

Утро началось внезапно рано. В таёжном воздухе веяло атмосферой праздника. Как одержимые, начинаем хаотично собираться. Задаётся сумасшедший темп который, так и не спадёт до самого завершения маршрута.

На заснеженной площадке, в облаке выхлопных газов и пара, оживлённо суетится, ещё недавно вялая и уставшая команда. Теперь их можно различить только по голосам. На голове у каждого вязаная, защитная маска, очки, утеплённые варежки. А когда, неуклюжей походкой, переваливаясь, из стороны в сторону, вышли Аня с Наташей, то мы, думали, надорвёмся от смеха. Мало того, что они подобрали экипировку для себя в одном магазине, так и одели всё, что можно было натянуть. К Натали привязали красный шарфик, для различия. Вот, наконец, всё. Техника прогрета и вещи расфасованы по снегоходным саням. В аэробот сложили самые громоздкие вещи.

Проехав проселочную дорогу, скатываемся по крутому берегу реки Северная Сосьва. Прямо на лёд. Его толщина, на здешних реках такова, что выдерживает даже тяжёлую технику. В определённых местах создают специальные переправы для транспорта, выезжающего на большую землю. Но при этом, велика возможность попасть снегоходом в недавно подмёрзшую майну, или наледь, образовавшуюся поверх основного коржа льда. Всё это было оговорено до начала движения по руслу реки. Говорят, были случаи, что и снегоходы с людьми уходили под лёд.

Солнце уже поднималось над лесом. Двигатель аэробота увеличил частоту оборотов, медленно, но уверенно разгоняясь навстречу приключениям. Снегоходы, один, за другим, выстроившись в ряд, устремились за ботом, словно цыплята за наседкой, повторяя траекторию движений по следу. Нажимая на ручку газа снегохода, ощущаешь, табун лошадей под капотом. Машина, способна, кажется, унести тебя мигом в тот край, где у подножья горного хребта, лежит заветное озеро. Лишь наскакивая на очередную кочку, ты сам и твоя пятая точка осознают суровую реальность бытия. Благо, для экспедиции были выбраны замечательные снегоходы YAMAHA professional, соответствующие всем требованиям. Они достойно преодолевали попадавшуюся на реке наледь воды, подло расположенную на гладком льде под слоем снега. Едешь себе под сотню, километров снежными просторами, щуришь глаза на солнце, как вдруг полутонный снежный жеребец становится на дыбы, попадая в наледь.

Приходится принимать решение, за считанные секунды: свернуть в сторону железо, которое становится непослушным, невозможно. Появляется вероятность перевернуться. Сбросить газ? Тогда придется ждать помощи от товарищей, вытаскивая технику на буксировочном тросе. Ещё раз, повозившись в снежной каше, наловчились пролетать такие участки. Только почувствовав неладное, даёшь полный газ. Снежный мотоцикл зубами выгрызает себе путь на свободу. То ли дело Виктор, на своих аэросанях. Врубил газ и вперёд по кратчайшему пути. Не страшны вода и снег. Смело пролетает опасные участки реки, при всём этом оставляя неглубокий след на снегу, словно здесь протянули лист фанеры, а не шестиметровую тонну металла.

Экипаж аэробота поначалу состоял из командира корабля, бортового механика, штурмана, в одном лице и трёх девчонок, которые первое время с интересом наблюдали за окружающим миром, а потом спрятались от ветра под тентом на носу бота. Река Северная Сосьва, по которой мы движемся, извилиста и коварна. По пути встречаются островки, обросшие деревьями, майны с рыболовными сетями. Снег лежит белый, как лист бумаги. По нему выписываем повесть, лыжнями своих снегоходов.

Первую остановку сделали в деревне Меньквья. На берегу расположились небольшие деревянные домики, в сторону которых направился Сергей. Не успели мы провести брифинг на тему движения в группе, как он уже вернулся со сковородкою и чайником в руках. Этот берег для Сергея родной. Он знает каждую тропинку тайги, каждую заводь реки. Как человек увлечённый, занимается охотой на таёжного зверя и птицу. При этом, вникая в тонкости охотничьего ремесла, которое испокон веков было основным занятием племён севера. Небольшие паузы для отдыха во время пути он заполняет познавательными рассказами о тайге, местных обычаях, легендах. Настолько внушительны эти рассказы, что с наступлением темноты, начинаешь в них искренне верить. Особенно проникся легендами о шаманах, духов леса и реки Игорь.

Как типичный романтик, он с первых дней начал жить в этом мистическом мире, вглядываясь в очертания коряг и теней на берегу ночной реки. Иногда доходило до смешного. За очередной кружкой чая у костра Серёжа рассказал про менквов, больших мохнатых снежных людей, про тех очевидцев, которые встречались с ними, видали огромные следы на снегу. Бывали даже случаи, когда они садились в сани конской упряжки. Мужики, говорят, ехали сани. Как вдруг стало тяжело. Оборачиваются, а там сидит это существо. Через какое-то время приезжает Игорь. Возбужденно рассказывает:

- Еду один через лес. Темно. Скорость низкая из-за льда. Тишина такая, что на мозги давит. С вами на расстояниях разминулись. Чувствую, снегоход вдавливается и уходит в снег глубже и глубже. Начинает буксовать, словно на него поставили какую-то тяжесть. Сердце замерло. Холод пробежал по спине. Как ехал прямо, так и продолжаю ехать. Никаких сил нет повернуться назад. А вдруг и вправду, это он. Собравшись духом, резко бросаю ручку газа и поворачиваюсь. Никого нет. Как камень с души спал. Всматриваюсь в темноту по сторонам. Перевожу взгляд на гусеницы снегохода, а там наледь. Вот она - то и усложнила движение. Вправду говорят, у страха глаза велики. Хотя окружающая обстановка способствует развитию бурной фантазии.

Продолжая наше путешествие, останавливаемся у очередной рыбацкой деревушки. Нильдино, расположенной на берегу р. Северная Сосьва. Её жители с большим любопытством разглядывают нас с высоты крутого берега реки. Даём отдохнуть двигателям боевой техники. В пластмассовые кружки уже налит чай. Передаём его из рук в руки, делая по пару глотков, чтобы всем хватило. От Олега поступило предложение, наладить контакт с жителями деревушки. Узнать, нет ли свежей рыбки для ухи.

Да вот и сам делегат, уже спускается к реке. Это очень маленького роста старушка, направляющаяся уверенными шагами в нашу сторону. Одета она в валенки, рваную фуфайку и пуховой платок. Кажется, что её рост чуть выше метра. По чертам лица заметна принадлежность к северным нациям. Заметно, что бабуля волнуется. Видать нечасто бывают такие встречи. Она внимательно разглядывает диковинную технику. Приветствует нас. Интересуется. Кто мы? От куда? Зачем? Договорились, в случае нормального хода экспедиции, на обратном пути заехать в гости, привести припасов. Усаживаем наших девчонок в бот, укутывая слоем фуфаек, дарнита и брезента. В таком гнезде тепло. Только снежные трамплины, дают серьёзную встряску организму.

Через полчаса езды на берегу реки показалась очередная деревушка под названием Кимкьясуй. Деревня состоит из пары десятков изб. Услышав шум аэробота и снегоходов, половина жителей вышла на берег. Всвязи с наступающими сумерками надолго не задерживаемся. Ещё нужно продолжить движение засветло.

Вскоре начинает смеркаться. Короткий северный день, стремительно переходит в длинную ночь. Звёзды загораются прямо над соснами. Непонятно, это небо так близко, или деревья слишком велики? При свете фар, тайга раскрывает свои сокровища. Бриллиантовый блеск виден повсюду. Маленькие кристаллики льда, бликуя создают неповторимую атмосферу. Устье реки Ляпин, местами сужается, позволяя лучам света фар захватывать оба берега. На склонах, лежат ветвистые деревья, уходящие своими кронами под лёд. Каким замечательным укрытием они служат для рыбы! Представляешь себя в снаряжении для подводной охоты, подкрадывающимся к затопленной коряге. А там стада мелкой рыбёшки важно пасет красавец таймень.

Снегоходы ловко увиливают от препятствий, возникающих из темноты. Река преподносит их в изобилии. Самое страшное - провалиться под лед, поэтому держимся в поле зрения. Замыкающий снегоход у Олега и Сергея. Посередине идёт экипаж Игоря с Юрой. Они освещают дорогу аэроботу, идущему рядом. В разведку отправились Гриша и Аня. Их мотоцикл виднеется маленькой точкой, то и дело скрывающейся за очередным поворотом. Проложенные следы от гусениц служат единственным путём следования. Став на этот путь, можно быть уверенным, что если один прошёл, значит и остальные пройдут. Заметившие опасность сигнализируют отмашкой в сторону безопасного объезда промоины. И тогда приходится пролетать на скорости мимо попавших в беду товарищей. Останавливаться нельзя. Можешь друзьям не помочь и сам провалиться в наледь. Обминув опасный участок, разматываешь буксировочный трос, и начинаются состязания по перетягиванию каната. Гусеницы пробуксовывают по снежной каше, набрасывая на сани груду льда. Путешествие постепенно становится тяжким трудом. Вынужденные остановки заставляют попотеть. Не очень - то приятное ощущение - промокнуть от пота на таком морозе. Ну, как говорится: «Лучше семь раз покрыться потом, чем один раз - инеем». Снова второй снегоход застрял. Запахло палёной резиной от гусениц. Аэробот проскочил мимо, постепенно удаляясь от света. Через сотню метров и он стал, намотав на винт зачем-то растянутую через реку верёвку. Нервы были уже на приделе. Казалось, что какие - то силы природы играют нами, словно с игрушками. Да и топливо уже на пределе. Делаем вынужденную остановку, дабы привести в порядок технику и собраться духом. Пока девушки пытаются приготовить бутерброды, из напрочь заледеневшего хлеба и сала, мы возимся с куском льда, в котором заключена топливная бочка. Спасибо чудо - плоскогубцам Олега, выручили. Заправка техники в таких условиях достаточно маркая работа. Примороженные руки не хотят точно выполнять все движения. Топливо то и дело проливается по панелям снегоходов, пропитывает варежки, создавая неповторимо стойкий аромат. Изнемождённые от постоянного форсажа и неопределённости, мы готовы даже заночевать в лесу. Необходимые материалы для сооружения юрты были припасены на всякий случай. Но Виктор всех подгонял идти вперёд, приговаривая:

- Мы не можем подвести людей, ждущих нас в Саранпауле. Осталось ещё совсем немного.

Движемся вперёд, ещё много раз сталкиваемся с уже привычными неприятностями: застреванием в наледи, замерзанием топлива в фильтре бота. Суровая судьба стимулировала в наших романтиках дух реализма, давно позабытые знания механики и электрики. Это было заметно при ремонте YAMAHи, то и дело перегревающейся и глохнущей, даже на морозе. Со стороны выглядит её ремонт, как сложная операция. Под освещением других аппаратов, потерпевшую обступили «лечащие врачи». Один умнее другого.

Склонившийся над сердцем машины хирург ловко оперировал инструментом. Выслушивая ЦУ коллег, и требовал:

- Нож, плоскогубцы.

Устранив наболевшие раны на железных друзьях наших, двигаемся дальше. На удивление, техника перестаёт борохлить, позволяя набирать темп движения. Километров через тридцать открывается дивная картина. Посреди реки пробита майна, в ней торчит ветка с толстой верёвкой, примотанной к её сучку, а рядом штабелями уложены мешки с рыбой. Это зрелище, действительно, впечатляет. Мешков много. Вокруг видны следы различных хищников, приходящих полакомиться питательной добычей. По льду разбросано много мелкой рыбёшки. Десяток хвостов взяли с собой. Если повезёт со временем, сварим уху.

Время уже начало первого. Колонна упирается в транспортную переправу через реку и останавливается. Удивительно, но второй переправы по пути не должно быть. Мёртвая тишина царит пару минут среди нас, сопровождаясь глубоким осмысливанием происходящего. Решение мгновенно принять не удаётся. Возникшую паузу заполняем дозаправкой остатков топлива и укреплением груза. Приведя в порядок свой снегоход, уставший и обнюхавшийся бензином, Игорь прилёг на сидение, устремив взгляд вверх.

Красота переливов красных и белых лучей на горизонте неба и земли пленила. Это знаменитое северное сияние. Крепкий мороз и тишина потихоньку убаюкивали. Куртка казалась маленьким домом, в котором будет тепло, если не шевелиться. Картинка медленно сужалась, пока экран совсем не погас. Через двадцать минут раздался голос:

- Игорь! Где Юра?

С трудом открывая глаза, Игорь видит над собой силуэт мохнатого существа на фоне красного неба. Резкость глаз постепенно наводится.

-Фух!

Это же Виктор. Он повторил свой вопрос и, не дождавшись внятного ответа, ушёл возиться с санями. Попытка приподнять голову оказалась неудачной. Во время сна она свисала со снегохода, приток крови сделал своё дело. Сильное головокружение, замедленная реакция. Подошёл пропавший Юра. Он просветил Игоря о происшедших изменениях в дальнейшем ходе экспедиции. Оказывается, после заправки всех машин возникла очередная проблема с замерзанием топлива в фильтрах аэросаней. Пока занимались ремонтом, определили, что это совсем не та река, не та переправа, и вообще, мы движемся в другом направлении. Произошла ошибка в навигации ещё километров пятьдесят назад. Не доезжая до посёлка Сосьва двенадцать километров, свернули в реку Ляпин. Дошли до переправы близ посёлка Ломбовож. Дельта рек расходилась, и при свете фар невозможно было чётко оценивать ситуацию. Мы очутились на реке Кемпаж. Теперь имеем: сломанный аэтобот, усиливающийся мороз и третий час ночи. Количество снегоходов оказалось меньше необходимого, чтобы перевезти всех людей. Точное направление движения к пос. Саранпауль неизвестно. Есть два варианта: вправо, или влево от зимника.

- Вот так, - с улыбкой сказал Юра, пока Игорь налаживал связь с этим миром, пытаясь уложить всё происходящее по полочкам. К тому времени ребята уже отогнали и спрятали бот.

В команде происходила бурная дискуссия на тему дальнейших действий. Решено было распределиться по три человека на каждый снегоход. Первым набрал себе команду Григорий. Он взял Аню и Саньку. Второй экипаж состоял из Виктора, Олега и Сергея. Причем, учитывая количество одежды на каждом из них, было просто нереально сесть втроём на сидение. Пришлось уложить Серёжу в прицепные сани. Третий снегоход взяли Игорь с Наташей и Юра, тоже устроившийся в обледеневших санях, обнимая винтовку с оптикой.

Правда, после пары километров, преодоленных по пересечённой местности, вывалившись из саней на одном из скользких поворотов, Юра решил оказаться в тесноте, да не в обиде. С трудом втиснувшись на сидение, они вытолкали водителя на бензобак, с которого ему пришлось, управлять. Снегоход постоянно кренило. Седокам приходилось переваливаливаться на противоположную сторону для смещения центра тяжести.

Примороженная Натали, исполняя святую обязанность врача, время от времени интересовалась самочувствием экипажа. Первый час движения, все держались вместе. Ужаснее дороги нельзя и представить. Зимник, покрытый льдом, изрытый ямами. Снега практически нет. Скорость движения при таких условиях не превышала тридцати километров в час. Снегоход кидало из стороны в сторону. Для поддержания равновесия приходится вставать, прикладывать немалые мышечные усилия. Шутка ли, оказаться придавленным полутонным аппаратом. Мышцы начинают уставать от перенапряжения. Впереди вырастают крутые подъёмы и склоны. Движение очень похоже на соревнования по мотокроссу. Едешь, вглядываясь в сумерки, просчитывая комбинации манёвра, словно шахматист. Вспоминаются слова из кинофильма:

- Нет ухаба, значит, будет яма, рыхвенность, правей, левей, кювет. Эх, дорога, ты скажи нам прямо: по тебе ли ездят на тот свет?

По дороге встречаем УАЗик. Удивленные мужики интересуются, каким ветром нас занесло в такую глушь? Дают напиться воды и совет, как правильно добраться до посёлка. На вопрос:

- Сколько ещё туда ехать?

Слышим не очень оптимистический ответ:

- Ну, часа четыре, если всё будет нормально.

Порядком надоевший темп движения раздразнил Гришу. Маякнув рукой, он умчался вперёд. Необходимо было поскорее увести уже спящую на руле Сашу и Аню в посёлок.

Два остальных экипажа двигались с переменным успехом до первого опрокидывания на крутых виражах. Витя с Олегом уже успели модернизировать свой снегоход после очередного падения, оставив его без зеркала бокового вида. Юра и Наташа просили чаще останавливаться, чтоб побегать, размяться, отогреть замёрзшие коленки. Но все-таки главным героем уже наступившего дня стал Сергей. Не из-за того, что что-то сделал. А даже наоборот. Он лежал на еловом насте в металических санях, обмёрзших льдом. И только успевал произносить не совсем цензурные выражения, подпрыгивая копчиком уже на четыре тысячи шестнадцатой кочке. При всём этом, мужественно стиснув зубы, терпел.

Здешние леса просто пропитаны мистикой. Существует слух, что перед рассветом на дорогу выходит призрак женщины. Она укутана в белые одежды, лицо скрыто под тёмной накидкой. Уже не один водитель встречался с этим духом. Даже был случай, когда шафёр, вырулив из-за поворота, не успел затормозить и наехал на неё. Произошел сильнейший удар. Выйдя из кабины, он увидел вмятину и кусочек белой тряпки, висящей на номере. И больше никого. С тех пор он совсем перестал садиться за руль автомобиля. А водители, видевшие её, ездят по другим дорогам.

Когда звёзды над тайгой стали постепенно растворяться в рассвете, мы увидели дорогу, посыпанную гравием. За очередным холмом небо вдруг стало ярко-красного цвета. Сердцебиение усилилось, охватило чувство, похожее на то, которое ощущает спортсмен, установивший рекорд. Ускоряем ход, обгоняя друг друга. О чудо! Посёлок!

Посёлок Саранпауль – небольшое селение, расположенное на северо-западе Ханты – Мансийского округа, затерянное среди сибирской тайги, окружённое бесконечными болотами и причудливых форм озёрами. Природа края, в котором находится посёлок, уникальна, первозданна, представлена разнообразными видами экосистем, ландшафтов, многообразием флоры и фауны. Но самой главной достопримечательностью края, безусловно, считается цепь Уральских гор, расположенная к западу от посёлка и называемая Приполярный Урал.

Как никогда ощущалась любовь к асфальту, цивилизации. Гриша и компания уже, наверное, были на месте. Задачка найти дом, в котором живёт Усик Амоякович. Тут уже восстал из саней утрясшийся, припорошенный снегом Серёжа. Как настоящий охотник, предложил искать дорогу к дому по следам первого снегохода. Идея безупречно проста. И вот мы уже во дворе. На часах около шести. Рёв моторов разбудил хозяев.

Такие приключения заставляют меняться характер человека. Начинаешь переоценивать жизненные ценности, как физические, так и духовные. Тут мы попадаем в рай земной. Первым впечатлением было гостеприимство хозяев. Для севера, где светает поздно, шесть часов утра - достаточно раннее время. И, несмотря на это, уже был накрыт шикарный стол, на котором было всё, чего душа пожелает. После замерзшего хлеба с салом и ледяной минералки. Вино, бутерброды с икрой, салаты, конфеты, горячий кофе. Чувство благодарности и уважения к жильцам этого замечательного дома, относившимся к нам, как к самым дорогим гостям, переполняло нас. Второе впечатление - цивилизованность самой постройки и всех систем, находящихся внутри. И это при том, что посёлок находится, как говорят, у чёрта на куличках. Техника, стоящая во дворе, говорит о приключенческом духе хозяина. Снегоход, мощный внедорожник, вездеход с огромными колёсами, весь обклеенный экспедиционными наклейками. За завтраком мы вспоминаем приключение, уже с юмором.

Немного подбодрились, отогрелись, насытились. Теперь можно почувствовать себя и настоящими героями! Но чувство сонливости оказалось сильнее героизма. Сутки за рулём, без отдыха, да в таких условиях, заставляют перемещаться от стола в спальню. Девчонки разместились на третьем этаже, а мужчины - на нулевом. Какое это непередаваемое чувство, когда оказываешься в горизонтальном положении, вытягиваешь ноги, а на тебе нет ни курток, ни очков! Пару минут блаженной тишины, и мы уснули мёртвым сном.

Так закончился безумный день, высоко поднявший планку самооценки каждого из нас.

Третий день, по нашей воле, начался часам так к двенадцати. Не торопясь, проснулись, выпили чашечку чая, приняли водные процедуры. В такие минуты даже не хочется думать о дальнейшем испытании своего организма на прочность.

Раньше всех проснулись Виктор и Юра. Они решили все-таки доиграть игру: человек против техники. Заправили снегоход, взяли запасные топливные фильтры, которые раздобыл Усик, и отправились к покинутому боту.

Если ехать по устью реки, то можно сократить путь до той самой переправы. День тянулся в ожидании чуда. Мы беседовали с хозяином о его путешествиях по приполярному Уралу, об экспедиции, которую он возглавил, и трудностях, возникших на их пути.

Спустя несколько часов, вернулись наши авиаторы с ботом. До наступления темноты нужно ещё перепаковать замёрзшие вещи, заправить технику, резервные бочки.

Печальной новостью стало известие, что Олегу и Грише нужно срочно возвращаться домой. Неотложные дела не позволяли продолжить путешествие. А всему виной стал единственный телефон, поддерживающий зону покрытия. С него - то и звонили домой наши друзья. Конечно, они не смогут испытать с нами все тяготы и лишения дальнейшего путешествия. Но то, что уже пройдено, невозможно забыть. Да и обратный путь вдвоём на одном снегоходе, предстоит нелёгкий. Топливо ограничено. Случись что по дороге, даже обратиться будет не к кому.

Сегодня спать ложимся пораньше.

Утром хозяин будит нас. Жаль, что команда стала на двух участников меньше. Но и двое добавились. Это сам Усик Амоякович и Эдуард, с которым познакомились во время утреннего чаепития. Он будет нашим проводником. Как профессиональный охотник, живущий за счёт добытой дичи, хорошо знает район озера. Помимо всего, построил в лесу деревянный сруб, где можно будет остановиться по пути. За завтраком, охотник рассказывает про особенности поиска зверя. Кажется, он нашёл родственную душу в лице Сергея, тоже увлеченного этим занятием. Они увлечённо спорили о том, как лучше разделывать лося, где делать надрез, куда девать кишки и как правильно сливать кровь. Все прелести мясозаготовки, услышанные нами, немного повлияли на аппетит. А им хоть бы что. Ничего не замечая, оживлённо жестикулируют, разводят руками. Как персонажи с картины «Охотники на привале»!

После завтрака обливаем кипятком картеры снегоходов. Минутная пауза, пока металл впитает тепло. Теперь можно заводить. Зацепив аэробот к внедорожнику, выстраиваем за ним четыре снегохода с тремя прицепами. Выдвигаемся в сторону Саранпаульского причала. Важная процессия привлекает внимание деревенских жителей.

Фотографируемся на прощание. Пожелания удачно добраться. Немного подкрепившись мороженым «Эскимо», купленным Олегом, начинаем движение.

День выдался на славу: яркий, безветренный. Новый фильтр на боте, работает без перебоев. Путешествие проходит так гладко, что становится подозрительно. Привыкшие к трудностям, мы находимся в ожидании подлости от судьбы - матушки. Во время остановок, переспрашивая друга;

- Всё ли у вас работает?

Первыми идут Усик с Эдиком, показывая дорогу.

Живописные пейзажи окружают со всех сторон. Местами река усыпана камнями, которые приходится обминать, как вешки на горнолыжной трассе. Иногда встречаются большие серые валуны, обросшие мхом. Слоёные коржи льда со скрипом ломаются под гусеницами снегоходов. На одном из таких слоёв проваливается мотоцикл Игоря. Слава Богу, Наташа с Санькой вовремя успевают убрать ноги от падающей рамы. На помощь подоспели ребята и общими усилиями вытолкали машину на лёд.

Санька – самое юное создание среди нас. Наше солнышко, всегда улыбающаяся, доброжелательная девочка. Она очень стойко и достойно переносила все трудности пути, одним словом, настоящая северяночка. Мы не видели её унылой, уставшей. Следуя за нами по маршруту, радовалась от души всевозможным смешным ситуациям. Было интересно наблюдать, как ловко Санька справлялась и с аппетитом, уплетая строганину – мясо северного оленя. Снегоходы называла такси, ей так больше нравится, что тут поделаешь. Девочка смотрела на мир через призму своего восприятия. Ведь правда, всё так здорово! А иначе не может быть, ведь рядом был её папа! Сильный, знающий, и его верные друзья.

К наступлению темноты тоже готовились заранее. Теперь аэробот будет ехать под собственным освещением. За счёт фароискателя, подключённого к аккумулятору.

Вот это совсем другое дело! Каждый участник движения идёт по своим возможностям, не завися от фар других. На случай поломки двигателя, либо застревания, в бардачке каждого снегохода имеются: спички, нож, запасные ремни и свечи накаливания.

Ночью колонна растянулась с интервалом в километр. Так легче ехать по следам. Пурга, летящая от идущего впереди снегохода, не летит в глаза. Опять начинает донимать сильный мороз. Уже очень хочется тепла и ласки. Ну, хотя бы от печки. К счастью, следы первого снегохода сворачивают с устья в тайгу. Крутой подъём, лесная тропинка, и вот оно, диво строительной мысли.

Далеко от цивилизации, в лесу, стоит деревянный сруб, построенный по старой технологии, из цельных брёвен пересыпанных хвоей, низкая дверка выходит в сторону болота, а окошко с видом на реку Хулга.

Существует легенда, что местные жители разозлили Менки. И тогда он пришёл в их дом, чтоб разорвать, но не смог пройти в двери из-за огромного роста. С тех пор и стали делать низкие двери в своих жилищах.

А с другой стороны, люди местных племён, не очень высокие. В охотничьих избушках принято всегда оставлять: спички, соль, дрова. Все те самые необходимые предметы для заблудившегося путника. Внутри дома есть металлическая печурка, типа «Буржуйка». Сухие дрова, керосин. Поэтому особого труда разжечь огонь не составляло. Посередине расположен большой стол, по краям которого сколочены нары, служащие одновременно лавочками и кроватями. На столе стоит керосиновая лампа.

С огромной радостью скидываем с себя обмёрзшую одежду, развешиваем сушиться перчатки и обувь.

Эдик занялся заготовлением дров. Для того, чтобы не дежурить всю ночь возле печи, нужно подкинуть пару берёзовых поленьев. В чайнике уже закипает вода, на столе разложены продукты.

Садимся ужинать. В маленьком домике становится жарко.

Трудно представить, что за окном мороз более тридцати градусов, а внутри - Африка, и мы сидим в майках.

В стороне от хижины срублена миниатюрная банька, вместимостью не более двух человек.

Самые стойкие даже пошли в неё париться. Отогревать замёрзшие руки, восстанавливать температуру тела. Очередная легенда о чёрном банщике, домовом, который приходит после полуночи в свою баню, сильно смутила впечатлительного Игоря. Банька, стоит в тёмном лесу а освещения там нет. Он глянул на часы, показывавшие начало первого. Сделал вид, что устал. Подошёл к умывальнику, опустив в воду два пальца, протёр ими глаза, и с довольным видом пошёл спать, не обращая внимания на хихиканье товарищей.

В домике, как говорится, и яблоку упасть было негде. На нарах, сколоченных для одного человека, спало по трое. Причём, один мог лежать на спине, а двое на боку. Остальные разместились в спальниках под нарами, на холодном полу. Необходимо набраться сил.

Завтра решающий марш-бросок на покорение озера и подлёдная охота за тайменем. Не зря же, тащили тяжеленную сумку снаряжения для подводной охоты.

Утром совершаем традиционный ритуал пуско - обогревательных работ над двигателями. Укладываем в сани рыболовные снасти, котелок для ухи, снаряжение подводного охотника. Когда мы спустились к реке, то перед нами открылась панорама на горный хребет. Сегодня в бой идут одни мужчины, тремя снегоходами.

По мансийским поверьям, берега озера Балбанты, делятся, на мужской и женский. Считается запретным находиться представителям противоположного пола на чужом берегу. Это озеро - святыня племён. Чтоб не злить духов, необходимо придерживаться издавна сложившихся правил. На пути к святым местам запрещается охотиться на зверя и птицу. Помыслы человека должны быть чисты. Местные охотники свидетельствовали о случаях, когда сами нарушали эти правила. Удача отворачивалась от них. После проклятия они не могли попасть в глухарей из ружья на расстоянии десятка метров. Происходили всякие необъяснимые вещи. Осечку давали даже самые проверенные патроны. Представьте, насколько важно здешним племенам покровительство духов во время охоты. Для поддержания связи с мистическими силами мансийцы, устраивали жертвоприношения с различными обрядами и медвежьими танцами. Считается, что в каждом живом существе есть свой дух. Усик рассказывает, что они видели охотничий нож, торчащий в дереве. Лезвие с рукояткой уже плотно обхвачено свежими образованиями коры растения, постепенно поглощающего остатки оружия в себя.

До озера осталось километров шестьдесят.

Проезжаем участок реки с бурно растущим кустарником вдоль берегов. Русло накрыто снежным одеялом, истоптанным вдоль и поперёк копытами. Видны лежбища на сломанных ветках. Не успев даже сообразить, что здесь происходит, на середину реки выскакивает красавец лось. Пока мы заряжали дрожащими руками винтовку, протирали оптику, лось скрылся среди деревьев. Теперь ружья уже держали на изготовь.

До начала темноты едем, внимательно всматриваясь в лесные опушки: а вдруг ещё разок повезёт. Вот на верхушке пихты сидит тетерев. До него метров сто на вскидку. Но и он улетает. Видать, придется, сегодня довольствоваться сгущёнкой и печеньем. Останавливаемся на расширении реки. Под нами зимовальная яма, где можно поохотиться на тайменя. Сейчас нужно принять верное решение: либо нырять, либо добраться до озера. Даже если постараться быстро прорубить майну, надеть гидрокостюм, мы всё равно не успеем к темноте. Достигнем озера лишь поздней ночью. Единогласно принято решение ехать к озеру. Даже промерзший Игорь немного взбодрился, узнав, что уже не нужно натягивать мокрый гидрокостюм с шампунем на тридцатиградусном морозе и лезть в прорубь. Потом он ещё долго подкалывал:

– Я б, конечно, нырнул, но вы не захотели остаться.

Наше замечательное приключение постепенно переходило от сложностей к крайностям. Очередной поворот реки привёл к ручью, уходящему в глубь тайги. Въезжая на него, попадаем на территорию духов. Хорошенько нагрешив попытками охоты, чувствуешь себя шкодливым котом с рыльцем в пуху.

Одни лишь Эдик с Усиком, угодившие хозяевам леса, смогли значительно продвинуться вперёд.

Ручей пошёл в пляску. Лёд ломался и трещал под лыжами. Сначала провалились санки с Юриного снегохода. Потратили уйму времени и сил, чтоб преодолеть маленький участок ручья. Только вытащили утопленные сани, как уже Виктор звал на помощь. Когда увидели их снегоход, висящий одной лыжнёй на льдине, санки в воде, проскочила плохая мысль. Такую тяжесть вытащить из проруби нереально, наверное, придется ночевать на снегу. Помимо всего, в санях были сухие вещи, провизия. От мороза всё это превратилось в кубик льда.

«Нечисть» играла с нами, ставя всё новые и новые преграды. Обидно было осознавать, что до осуществления мечты оставалось пара километров. Неужто мы, столько преодолев, сдадимся?

Тут у Серёжи созрел хитро - мудрый план: связать все имеющиеся у нас верёвки воедино, соединив ими дерево и снегоход. Большая палка, вращаясь, будет наматывать верёвки на себя, подтягивая его на сушу. Выбора не было: или он провалится, что поставит экспедицию в сложнейшую ситуацию, либо мы победим. За заднюю раму потерпевшего зацепили ещё один жгут.

Усик с Эдиком подоспели на помощь. Они побывали на озере, успев отснять пару кадров до захода солнца. Вшестером, прикладывая неимоверные усилия, вытянули мокрый снегоход. Завёлся он с трудом. Повреждены оказались лишь приборная панель и лобовое стекло. Дальше пришлось двигаться в темноте, осторожно объезжая подлые ловушки, проставленные для нас на реке и в лесу. Пробираясь через кустарник, снегоход вдруг соскальзывает с крутого уклона на лёд.

- Ура! Вот оно!

Раздаются выстрелы в честь победителей. Усталость, как рукой сняло. Хочется петь и плясать. Попали как раз на мужскую часть озера. Нужно развести костёр, согреть чай, перекусить, развесить промокшие вещи. Нелёгкая задача - найти сушняк возле влаги. Огонь разгорался плохо. Из прорубленной полыньи набрали воды в котелок. Как братья из сказки про двенадцать месяцев расселись вокруг костра, протягивая к живительному теплу замёрзшие руки. Кажется, мы находимся на самом краю света. Звёздное небо нигде не может быть так прекрасно, как здесь. Очень не хочется думать про возвращение. Мы бы и остались травить охотничьи байки до утра, если б не наши девчонки, ждущие одни в лесной избушке.

Усик принёс в жертву духам озера нож, как знак уважения, с просьбой отпустить нас, чтоб обратный путь был простым и лёгким. Уходя, нельзя тушить зимний костёр. Возле него соберутся лесные духи. Это тоже известно каждому, кто не хочет иметь проблем в лесу. Над огнём торчит большая рогатая палка для котелка.

- Игорь. Это ты её устанавливал? - спросил Сергей.

- Да, я.

- Знаешь, по поверьям, нельзя её оставлять торчащей. Если не убрать, то черти на том свете намотают на неё кишки.

- Вы уже достали со своими легендами, - недовольно проворчал Игорь.

- Полная чепуха всё это!

С чувством глубокого удовлетворения, попрощались с озером, оставив на берегу одинокий костёр. Лишь потрескивающие угольки нарушали тишину. Вдруг из кустов появилось тело с перепуганными глазами и совсем не верящим в легенды лицом. Оно злобно выдернуло рогач из земли и утащило в лес. Кто это был, история умалчивает. Известно лишь, что в этот момент все кричали:

- Игорь. - Ну, где ты бродишь? Поехали.

Действительно, обратная дорога оказалась лёгкой. К полуночи мы добрались до охотничьей избушки. Там уже заждались взволнованные девчонки. Они навели порядок, нажарили рыбки, украденной нами из рыболовных сетей пару дней назад, и сидели, глядя на последнее полено, догорающее в печи. Рядом валялся сломанный топор. Ещё долго обсуждаем увиденное в кругу людей, уже ставших близкими.

Завтра предстоит ещё один день из жизни отдыхающих. В сердцах таится надежда на лучшее. Самое страшное уже позади.

Ночью спалось отвратительно. Не то, чтоб слава покорителей приполярья не давала расслабиться и видеть сладкие сны, скорее Юра, немного возбуждённый от анекдотов и баек.

Он бродил по дому, словно приведение, пытаясь приткнуться на ночлег, то на одни, то на другие нары.

Утро наступило, когда уже был день. Второпях устраиваем эвакуацию. Консервируем избушку на зиму, собираем вещи. Одни сани, купленные накануне поездки, пришлось выкинуть: в днище обнаружена большая дыра от подхваченного на скорости камня. Встречаемся на реке, возле бота.

- Родной, любимый, аэробот.

Это слово тревожит душу. Так и хочется сказать.

- Как ты нам дорог!

Ещё пару часов мёрзнем на льду, занимаясь его ремонтом. Заработавший двигатель даёт веру в возвращение домой.

Ехать приходится по уже знакомым до боли местам. Поднабравшись смелости, сокращают дорогу даже снегоходы, размечая реку прямыми линиями от лыж. С наступлением темноты и сильного холода начинает напоминать о себе чудо техники с пропеллером. Топливо опять даёт конденсат, забивается бумажный фильтр тонкой очистки. После продувки и просушки в радиаторе снегохода фильтр опять готов к работе. Первое время ремонтируемся через каждые десять километров. Потом пять, потом три, а впереди ещё половина пути. Усик с Эдиком и Санькой уезжают в направлении посёлка Саранпауль. Нет смысла быть просто наблюдателями. Всё равно помочь ситуации может только новый фильтр.

Для ремонта, достаточно трёх человек. Один освещает двигатель фарами снегохода, второй охлаждает выхлопные трубы снегом, чтоб подобраться до насоса, а третий продувает отстойник топлива. Вскоре бот начал глохнуть после каждого пройденного километра.

Принято решение увозить Аню с Наташей в посёлок. На них уже невозможно смотреть без слёз. Замученные поездкой, сильно замёрзшие, они и сами не прочь уехать.

С трудом пытаются перелезать через сидение мотоцикла. Мешает клеёнка, обмотанная вокруг тулупов. Предстоит опасный путь. Ехать нужно аккуратно и внимательно. Права на ошибку нет. Если со снегоходом что-то случится, перевернуть его уже не смогут. На этом участке пути велика вероятность промоин.

Мелкий снег падает, нежно ложась на сосны. Одинокий луч снегохода мелькает среди сугробов. Дневные скорости сменились ночным напряжением аккуратной езды. Резкий поворот. Мотоцикл подпрыгивает на припорошенном трамплине. Кажется, пред глазами пронеслась вечность, пока он приземлился на обе лыжни, петляя от заноса на льду. Сложные участки реки девчонки проходили пеши. На душе стало спокойнее, когда у берегов реки появились первые рыбацкие избушки, со светящимися окошками.

Вскоре на горизонте открылся вид на посёлок. Заезжаем через причал к дому. Это очередная победа, но лишь на половину. Ведь где-то далеко, на холоде, без сна и отдыха находятся наши друзья.

Передохнув пяток минут, Игорь берёт пачку запасных фильтров, чай и бутерброды, снова выезжая на помощь к ребятам. Теперь девчонки уже в тепле, а времени медлить нет. Снежный мотоцикл мчится со скоростью более сотни километров по заснеженным просторам.

Впереди ещё пара часов пути. Перед глазами белая пелена снега, и постоянно замерзающие от пара ресницы мешают просматривать старый след. Несколько раз свернул не туда. На пятидесятом километре пути появился свет снегохода. Это Виктор и Сергей едут навстречу. Значит, Юра остался один в тайге. Виктор забирает фильтра и едет обратно. Сергей садится за руль снегохода, подвигая уже полуспящего спасателя на заднее сидение. Доберутся они только к утру. Топливо в снегоходах исчерпано, силы тоже.

Придется ждать открытия заправочного пункта. Возле колонки с девяносто вторым бензином Игорь был первым клиентом.

Заправив до краёв бак и канистры, укрепленные на багажнике, умчался по Хулге.

Яркое солнце осветило во всей красе скрытые пейзажи сегодняшней ночи. Накатанная дорожка петляла от поворота до переката.

Прямо по курсу опасное место, снег желтоватого оттенка, большая площадь наледи захватила реку. Надо избегать таких мест.

В голову лезут всякие нехорошие мысли.

За дальней сопкой виднеется столб дыма, стоящий почти вертикально от морозной, безветренной погоды. На берегу блестит белый от инея аэробот. Посреди растаявшей поляны тлеет костёр, вокруг разбросаны вещи. На сучке висит бензопила, под ногами пустая бутылка от водки, погрызенное печенье. Сверху сумок, с нераспечатанными спальниками, седят наши герои. Руки чёрные от сажи, подбородок, вымазаный сгущёнкой. Улыбаясь, щурят на солнышке красные, заспанные глаза. Сил заниматься ремонтом не было. Остались до утра греться. Ночью, проходила бурная дискуссия на тему, зачем всё это надо. И только утром, пришли к выводу: экстриму быть! Живём один раз! Стоит ли проводить драгоценное время у телевизора?!

На этом можно завершить рассказ, о смелых людях, сделавших вызов снежной стихии. Они были не первыми и не последними, кто побывает здесь.

Главная цель поездки - перебороть страх, лень, усталость. Открыть для себя ещё один прекрасный уголок нашей планеты. На самом деле, им ещё предстоял долгий обратный путь, со своими сложностями. У каждого из нас есть жизненная планка, которую мы поднимаем за счёт препятствий, преодолеваемых на пути к мечтам.

Сможет ли теперь сломать судьба этих ребят? Испугаются ли они трудностей, тяжёлой работы, холода? А может быть, чаще устраивать такой тренинг для характера? Даже для того, чтобы испытать счастье встречи с близкими, оценить тепло домашнего очага.

Мироничев Игорь.

Фотографии

 
Copyright © 2017 Урал Приполярный. Экстремальный туризм и активный отдых на Приполярном Урале (Саранпауль), экстремальный и активный туризм, горный туризм, экстремальные экспедиции, туры 2012. All Rights Reserved.
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.