Главная Рассказы туристов Заметки «Каптёрщика»
Заметки «Каптёрщика»
User Rating: / 4
PoorBest 
Истории покорений - Рассказы туристов
18.03.08

Я в дороге вторые сутки. Вид гор такой величественный, спокойный и вечный, завораживает и успокаивает. Дорога, по которой я еду, становится все хуже, а терпения остается все меньше. Бедная машина, она терпит все перемены моего настроения, только подвеска грустно поскрипывает. Мне очень не хватает детей, так хочется наблюдать их радость от вида живой настоящей природы.

Я проехал уже 1600 км. В полном одиночестве. Последние 500 км и людей почти не видел, поэтому случайно встреченные в тайге соучастники нашей авантюры разом стали друзьями. Короткий разговор, стопка водки за встречу, (ведь в тайге нет ГАИ!), дорожный обед, и снова в путь. У меня заканчивается бензин, но теперь уже не страшно, ведь сзади свои!

Саранпауль! Я доехал, рад снова увидеть этот маленький городок, где не был уже два года, и кончено друга – Усика. Встреча: радость, объятия, обмен впечатлениями. Теперь пора разобрать вещи, подготовить снегоход и устроиться на ночлег в старом доме Усика, где уже расположились почти все отморозки, решившие победить Урал на снегоходах. Начнем знакомиться…

 

19.03.08

Спокойное вялое утро нехотя начинало день. День, надо сказать, выдался замечательный, совсем без ветра, чистое голубое небо, снег…

Все экстремалы были медленны и важны. Сборы закончили к 10 часам. Последняя возможность позвонить домой, и мы ей активно пользуемся.

Торжественный старт. Круг по Саранпаулю и остановка у местной школы. Короткий разговор с детьми, и в путь (уже по-настоящему).

Первые 500 метров дались тяжко: мы преодолевали реку. Говорю преодолевали потому, что под глубоким снегом была вода и многие там попросту крепко застряли… Переправа заняла два часа и закончилась только в половине третьего. Время обедать! А впереди, по сегодняшнему плану, еще 120 км.

Поели, можно и покататься. Караван, состоящий из 13 человек и 11 снегоходов с прицепными санями, двинулся в путь. Средняя скорость поначалу составляла 20-30 км/ч. Мы приноравливаемся к дороге, к коллективному движению и новой экипировке. Километров через сорок нашли наполовину провалившийся сквозь лед в болото бульдозер Б-10. На улице очень хорошо: пригревает солнце, -5°С, поблескивает снег. Шлем, (в котором я начал путь) слегка тяжелеет, шея устает, но терпимо.

Позади 60 км, пройденных почти без приключений, лишь иногда переворачиваются сани или тонут в снегу соскочившие с дороги снегоходы. Мы оставляем прицепы с грузом и слегка отклоняемся от своего маршрута. В десяти километрах стоянка оленеводов, которую мы хотим посетить.

Добрались. На поляне, изредка поросшей маленькими сосенками, стоит чум или юрта (как правильно – пока не знаю). Нас встречают пятеро мужчин в одежде из оленьих шкур. У их ног клубочком спит белая собака. Чуть поодаль пасутся олени, рядом специальное сооружение, что-то вроде стола, но высотой полтора, два метра. Я думаю, что там хранят продукты (высоко, чтобы звери не достали, и снегом не замело). Нас пригласили в жилище. Это дом, где живут четыре семьи – женщины и мужчины, детей я не видел. Слабый свет керосиновой лампы, в центре печка-буржуйка, слева от входа спальные места, справа длинный общий стол на коротких (не более 20 см) ножках. Пол застлан досками. Кругом оленьи шкуры (стены, кровати, ковры – все из шкур). Нас усадили за стол, нехитрый, но радушный: отварная оленина и картофель, свежемороженая клюква с сахаром, чай, две-три закуски (на вид что-то вроде кабачковой икры). В доме очень тепло и уютно, все при деле, каждый четко знает свои обязанности.

Ужин окончен. Мы прощаемся с хозяевами и уезжаем. Уже стемнело. Начало восьмого часа. Стало ощутимо холодать. У меня начались первые сложности: на морозе дыхательные клапаны шлема перехватило инеем, и выдыхаемый мною воздух пошел под смотровое стекло. Я почти не вижу, ориентируюсь по фарам товарищей. Как я и думал, между воротом куртки и шлемом задувает, шея мерзнет. Вывод: шлем больше не одену.

День принес свои плюсы: все освоились, средняя скорость поднялась до 40-50 км/ч; и свои минусы: стало темно и холодно, мы устали.

Пару раз мы сбились с пути. При этом потеряли время и сделали около сорока лишних километров. Мороз крепчал. Начала промерзать одежда (спиной чувствуется холодок).

Глубокая ночь (третий час). Сквозь деревья показались огни поселка Халмерью, где нас ждут ночлег и бензин. Мы довольны, но обессилены. Многие уснули, только коснувшись кровати. На улице -35°С.

 

20.03.08

На общем совете решено этот день провести в тепле и комфорте, а вперед, на разведку выслать группу из четырех снегоходов (налегке). Для оставшихся день обещал быть скучным. Все отдыхали. Только «разведка» ушла прокладывать дорогу в горах, чтобы завтра вся экспедиция прошла с грузом до цели – горы Народной.

С полудня время пошло под знаком авиации. Ребята из Югорска (Олег, братья Виктор и Володя, те самые, с которыми я познакомился на последнем участке автодороги «Приполярный - Саранпауль») оказались яркими представителями любительской авиации. Расшнуровав свои сани, они достали мотопараплан! Это пилотское кресло с мотором и пропеллером, подвешенное под парашют. Подготовка и запуск мотопараплана – дело непростое. Собрать кресло, проверить ремни, установить пропеллер и его защитный кожух, проверить систему подачи топлива, разложить параплан и проверить состояние строп, выбрать место для взлета (необходимо, чтобы направление разбега и направление ветра совпадали). Теперь пора прогреть двигатель и «поднять купол». Все это заняло несколько часов, но наши труды были вознаграждены зрелищем полета этого чуда инженерной мысли среди гор!

Однако, пришел вечер. После сытного ужина в местной столовой, мы обсуждаем маршрут и данные разведки, склонившись над картой. Постепенно в процессе общения мы не просто знакомимся, мы становимся близкими друзьями, начинаем понимать жесты и мысли, понемногу узнаем истории жизни друг друга.

21.03.08

Новое утро. Быстрые сборы и последний «цивилизованный» завтрак в столовой. Ночью выпало много снега. Невообразимая красота. Но красота эта сыграла злую шутку именно с моим снегоходом. На первых же трехстах метрах «пухляк» забил моторный отсек и крепко вымочил катушку зажигания. В результате проявилась «ахиллесова пята» «VIKINGa»: мокрое соединение катушки и высоковольтных проводов стало «коротить на массу», двигатель стал терять мощность, и одну свечу попросту залило. Беды только начинались. Привычным движением я открыл капот и потянул за свечной наконечник. Он хрустнул, одна его половина осталась на моторе, а вторая у меня в руке. Я в шоке, но «слава богу есть друзья, а у друзей есть…» опыт! Юра «Певец» (из Нягони) взял нож, спокойно проколол провод сбоку и легким ударом посадил его через разрез на свечу, сказав при этом: «Я тысячу раз так делал на «Ветерках». Кстати, впоследствии это соединение прошло 400 км без каких-либо замечаний. Слабое место катушки, по совету Сергея Николаевича «Кудесника» (из Ижевска), дополнительно заизолировали кусками шланга. И снова в путь. Впереди нас ждал, пожалуй, самый трудный день.

Из очень красивой и заснеженной долины мы скоро поднялись на гору. Чем выше, тем меньше деревьев. Скоро они совсем закончились. Снега стало меньше. Дорога была простой, ведь мы шли следом разведчиков. Перед нами встала первая непростая задача, нужно перебраться с одной горы на другую, а в низине между ними глубокий вязкий снег. Первые снегоходы стартовали вниз гурьбой, толком не посоветовавшись, и не решив, какой методой двигаться. Застряли все. В месте, где начинался подъем, снегоходы задирали нос, а прицепы не позволяли гусеницам плотно давить на снег, начиналась пробуксовка. Снегоход рыл яму, из которой сам выбирался с трудом, но сани падали в неё и крепко застревали. «Тягач» начинал газовать, делал новую яму себе и безнадежно тонул в ней. В итоге почти все наглухо засели в однотипных «окопах» и суетились вокруг техники с лопатами и веревками. Полтора часа тренировок подсказали спасительную тактику (которая работала впоследствии всю дорогу): один снегоход оставлял свои сани и брал на прицеп буксировочным тросом пару «снегоход+сани», сцепка «снегоход+ снегоход+сани» двойной тягой поднималась в гору. По окончании площадка между двух холмов была вдоль и поперек изрыта следами ног, гусениц и лопат.

Наверху, на ровной поверхности горы возвышалась одинокая каменная глыба высотой около трёх метров. Здесь решено сделать привал, ведь уже полдень, пройдено около 40 километров, и получен урок, из которого необходимо сделать вывод. Мы фотографируемся, кушаем, обсуждаем свои ошибки. Решено впредь преодолевать подобные низины одним следом, ходом (т.е. на высокой скорости) и строго по очереди (пока первый не достиг вершины, второй ждет, и только если идущий застрял, к нему идет один мощный снегоход без прицепа, а дальше «двойная тяга»). Также решили бросить здесь один из прицепов. Самоделка из фанеры и брусьев оказалась слишком громоздкой и непроходимой. Груз из неё пришлось распределить по другим саням, а это проблемы в моем хозяйстве. Дело в том, что «Главный авантюрист» Усик назначил меня ответственным за хранение продуктов и питание (так я и стал «Каптёрщиком»). Двинулись дальше. Первые же спуски-подъемы показали правильность избранной нами методики их преодоления. Теперь сложности возникали в основном из-за обманчивости гор. Известно, что в горах часто непонятно, где спуск, а где подъем. Так вот: снег, с его идеальной белизной, только усиливает этот эффект. Управление снегоходом дело активное, чтобы добиться нужной траектории движения, нужно постоянно двигаться, меняя своим весом центр тяжести машины. Но если ошибочно определен уклон на пути следования, то возникающая цепочка ошибок приводи к тому, что снегоход стягивает с тропы вниз, а там глубокий неутоптанный снег.

Мы продвигаемся все дальше. Наша опытность растет на глазах – хорошо! Усталость тоже растет – плохо. Появилось ворчание, легкая ругань и критика в адрес друг друга. Но это допустимо, если не переходит определенной черты. В целом все очень довольны. Случаются смешные курьезы: из саней незаметно выпадают дрова и сзади идущие вынуждены молча их подбирать, некоторые проявили чудеса находчивости – положили в моторный отсек пластиковые бутылки с напитками (чтобы теплыми были), но природу не обманешь – почти все они расплавились.

Дорога этого дня оказалась тяжела. Мы прошли не весь запланированный путь, только 70 км (общий трек от Саранпауля составляет уже почти 200 км). К вечеру мы приходим к заброшенному прииску. Из снега торчат причудливые ржавые металлоконструкции (остатки оборудования) и несколько жилых вагончиков. У одного из них наш караван и остановился. Снова все работают: одни чистят жилище, другие топят печь (буржуйка – неотъемлемая часть местных шалашей), третьи разливают топливо из канистр по бензобакам, четвертые чистят «ходовки» снегоходов ото льда (нам довелось поездить по воде). Я, напару с видеооператором Лёхой (он же «Михалков»), занимаемся ужином. Отведали мы сегодня, что бог послал. А бог (руками заботливого Усика) послал: отварную оленину в бульоне, соленого муксуна, сало, различное печенье и чай. Вагончик протоплен, ужин готов, внутреннее пространство плотно увешено гирляндами промокшей одежды. Неспешно потекла трапеза и разговоры «за жизнь». Первое огорчение: кончился официальный запас водки (но остались частные заначки!). Сон поочередно падает на каждого из нас.

 

22.03.08

Задача дня выглядит легко: не более 50 км до летней стоянки оленеводов в долине у подножия гор «Старик» и «Старуха Ис». Привычные сборы. Дольше всех вожусь я со своим продуктовым хозяйством.

Безоблачное утро начинает портиться. Небо заволокло пеленой туч, подул легкий ветер. Мы двинулись. Путь сегодня дается легче вчерашнего. В основном идем по твердому насту, сформировавшемуся ночью под воздействием холода и ветра. Часто идем по замерзшим горным рекам, где масса выпавшего снега выдавливает воду из-подо льда. Зрелище фантастическое: в низинах между гор вдруг возникает ледяной выпуклый овал льда небесно-голубого цвета на фоне абсолютно белого снега. Почему лед голубой, спросите Вы, элементарно: вода-то ледниковая, чистейшая. Несмотря на холод (примерно -15°С) поверхность таких наледей покрыта водой под тонкой ледяной пленочкой. Первый проходящий снегоход вспарывает её, и вода, переливаясь на свету и журча, скатывается по овальной наледи.

По пути мы проходим несколько брошенных лагерей горняков. Одинокие пустые жилища заметенные снегом, остатки техники и оборудования зловеще торчат тут и там. А ведь несколько десятков лет назад здесь кипела жизнь, именно эти места и здешних старателей воспевал Высоцкий! У одной из таких штолен по добыче горного хрусталя мы остановились. Короткий осмотр, фотографии… В избушке Усик нашел коробку с маленькими кусками хрусталя. Мы поделили их между собой (свои экземпляры я отдал сыну, надеюсь, ему понравился подарок). Сама штольня оказалась засыпанной. Жаль, хотя жизнь на этом не заканчивается.

Горы становятся выше, ориентация усложняется. Лидерство постепенно переходит в руки тех, кто владеет GPS-навигаторами (Рамиль «GPS» г.Чайковский и Андрей «Надёжный» г.Ижевск).

В целом, двигаться стало легко. Все больше нас отвлекает завораживающая красота гор. Говорят, что на воду и огонь можно смотреть вечно, на горы тоже. Они бесконечны и разнообразны.

На высоте стало мало снега, и появилась новая опасность. Камни, торчащие из-под снега, грозят серьезно повредить технику и сани. Но это игра на внимательность.

К полудню без особых приключений и напрягов мы добрались до плановой точки. Вот «Старик и старуха Ис», вот заметенное снегом летнее стойбище в расщелине между ними. Но что это? От домика в сторону метнулся полярный волк! Большой, белый и тощий. Три снегохода, сбросив сани, погнались за ним. Остальные добрались до домиков и нашли интерес волка. Он разодрал рубероидную стенку лачуги и воровал кожаные ремни. Голодает, судя по всему.

Итак, дом, милый дом. Нужно готовить себе ночлег. Из четырех деревянно-рубероидных домиков три оказались наглухо забитыми плотно слежавшимся снегом (причем изнутри). После осмотра решено обживать единственный шалаш (5 м2, буржуйка, стол, нары на двоих) и ставить палатку. В домике решено наладить «пищеблок», а в палатке спальные места. Шатер, который решили поставить – это плод опыта и инженерного мышления группы Ижевских товарищей, к тому же это был его дебют. Успешный, надо сказать, дебют. Дело в том, что кроме удобной компоновки, непродуваемого материала стен, и пола, проложенного утеплителем, палатка имеет еще и маленькую подвесную печку. В результате одиннадцать человек «в тесноте, да не в обиде» провели тут две ночи, не ощутив даже прохлады.

Обживаться на этом месте непросто. Ветер сильнейший, а поднятый им снег существенно снижает видимость. Но глаза боятся, а руки делают. И через три часа летнее стойбище стало теплым домом для тринадцати бродяг.

Примерно в двухстах метрах от лагеря начинается озеро Балбанты, куда конечно же устремились любители подлёдной рыбалки. Забежав вперед скажу, что удача не была на их стороне, двухдневный улов составил две рыбки, помещавшихся на ладони.

Лагерь подготовлен, рыбалка не удалась, а до вечера еще далеко. Вы не поверите, как не поверил сначала и я. Парни взяли бензопилу и пошли на озеро делать прорубь. Смешно. Такой холод (-20°С примерно), ветер… Никто не станет нырять, думал я, и наблюдал за происходящим сидя в лагере на своем снегоходе. Бассейн готов. На это шоу стоит посмотреть поближе. Я подъехал. Первым разделся Виктор («Бесстрашный», он же «Олигарх» из Югорска) – ну это понятно и предсказуемо. Но потом второй, третий… пятый. Чувствую, что как школьник, развожусь «на слабо». Усик ставит жирную точку в моих сомнениях, пообещав всем бутылку водки если я нырну. А ведь я «Каптёрщик», отвечаю за снабжение, а водки нет! Будет!

И вот «отморозки в поисках ледяной свежести» греются в домике, сохнут, произносят тосты под заработанные сто грамм и заедают лосятиной.

 

23.03.08

Сегодня нам предстоит выполнить задачу, так амбициозно сформулированную Главным авантюристом: «Первыми в мире подняться на снегоходах на вершину горы Народной» (самой высокой горы Урала). С волнением выглядываем из палатки. От погоды зависит очень много. И чудо произошло, Бог явно с нами. Погода великолепна. Ярко светит солнце, чистейшее голубое небо, ни ветерка. Видимость отличная. Цель видна как на ладони.

Мы впервые едем налегке, абсолютно без груза и саней. Наст под нами тверд, и мы летим со скоростью 80-90 км/ч. Местами останавливаемся, чтобы неспеша и без ошибок подняться на крутые склоны. Мягкие заснеженные подъемы чередуются с каменистыми плато. Виды становятся все поразительнее. И вот перед нами она, Народная. Кругом одни камни, и пока неясно, как мы туда попадем.

Начали. Короткие перебежки, пешие осмотры и серпантины снежных тропинок между валунов. Мы всё выше и выше. Появились потери. Я завалил свою «Ямаху» на бок и разбил ветровое стекло о торчащий камень. Рамиль наскочил на камень и загнул продольный рычаг подвески правой лыжи. Но караван продолжает подъем. И вот уже снегоходы, один за одним начали выскакивать на площадку с высотой 1840 м над уровнем моря. Там установлен массивный деревянный крест.

Цель достигнута. Дальше будут фотографии, пеший подъем на самую вершину (1895 м) к стеле из нержавеющей стали, которая в солнечную погоду бликует как маяк, и установление нашего флага. А сейчас нас переполняет радость и восторг от созерцания открывшихся нам пейзажей. Вот гора «Лезвие», вот «Манарага», а у самых ног начинается расщелина, в которой рождается река «Народа». Такое количество легенд тут, рядом, только руку протяни.

Мы посмеиваемся друг над другом, «Первые в мире», видите ли! Но нет ни чувства превосходства, ни черной гордости. Чувства просты и белы как снег вокруг. Тишина и покой. Вечность окружает нас. Ясно, что победители приходят и уходят, а горы остаются.

Прочь, философские мысли! Ничто не стоит на месте. Вот и мы, осушив бутылку «Виски», которая только со второго раза поднялась на «Народную» (летом была экспедиция на джипах) в рюкзаке Юры Брюхова «Певца», продолжили путь.

Тут нужно заметить, что Виктор спустился с горы в долину на параплане (тоже, видимо, впервые в мире). Мы решаем спуститься и добраться до «Манараги». Но не много ли крутизны для одного дня? И мудрые «старики-разбойники» (Сергей Николаевич «Кудесник» из Ижевска, и Дядя Толя «Старый волк» из Нижнего Тагила) вместе с Олегом («Ученый», он же «Советник» из Югорска) решают вернуться в лагерь, приготовить ужин и порыбачить.

Остальные двинулись в путь. Несколько спокойных километров по мягкому ровному снегу в ущелье между гор. Едем мягко, быстро и приятно. Какое-то время мы двигались по свежему волчьему следу. Зверь прошел здесь утром, был спокоен и нетороплив, об этом говорит его прогулочный шаг. Вскоре мы подошли ко входу в очень красивую широкую долину, заросшую лесом и прорезанную рекой и сетью ручьёв. И всё бы ничего, но воротами в этот рай среди гор был крутой спуск (градусов 45, а то и больше) по узкой расщелине с крутыми, непролазно-снежными свесами. Стоя на краю и глядя вниз, каждый из нас молча поставил диагноз «Непроходимо». Переглянулись. Первым вниз нырнул опытный Рамиль «GPS». И пропал в снегах за поворотом. Вторым, видимо по долгу организатора экспедиции, поехал Усик «Авантютист», (наша поездка явилась для него первым опытом езды на снегоходе). Он проехал метров сто, до следующего перепада высоты и авторитетно махнул рукой, мол «фигня, прорвёмся». Оставшиеся наверху ухмыльнулись и с фразами, типа: «мы здесь навсегда останемся» или «придется искать другой выход из долины», стали по очереди спускаться. Тропа вниз оказалась сложной, но от этого только приятнее. Таких аттракционов, уверен, нет даже в «Диснейлэнде».

И вот перед нами долина, а за ней видна «Манарага». Припекает солнце. Явно глубокий снег держит снегоходы. Скоро стало ясно, что река и ручьи уже вскрылись ото льда, местами текут открыто, но местами спрятаны в снежные туннели. Ощущение того, что всегда есть возможность случайно рухнуть в такую трубу значительно поднимает уровень адреналина в крови. Наш оператор Лёша «Михалков» совсем освоился на снегоходе и осмелел. Умчался вперед, один. И это конечно сыграло с ним злую шутку. Мы подъехали к крутому подъему, так похожему на трамплин. Судя по следу, Лёха бесстрашно взлетел туда. Я резко притормозил в конце пригорка, благо есть собственный аварийный опыт. Ну да, все верно, за подъемом резкий спуск, и «чемпионский» снегоход с мятой мордой висит на тонкой березке. Сняли, отрихтовали, посмеялись. Лёха жив, и ладно. Вскоре на пути возникла туристическая избушка с печкой и нарами. «Авантюрист» оставил в ней наш «след» в виде наклейки с символикой экспедиции. Несколько фотоснимков, и в путь.

Снег становился всё более рыхлым и глубоким. Мы начали поочередно вязнуть. А спрыгивая со снегохода, можно провалиться в снег по пояс, а то и по грудь! И вот после очередного спасения сразу двух или трех снегоходов, мы остановились для отдыха и принятия решения о дальнейшем маршруте. Четыре часа дня. Хочется пить, да и пообедать бы не грешно. Но ведь мы налегке, то есть пустые. Говорят, «голод не тетка», а еще между «пустые» и «совсем пустые» есть огромная разница. В результате инвентаризации было выявлено: муксун соленый – 3 шт, сало – 1 шматок, хлеб (замороженный) – много, виски «White Horse» - 1 литр, шоколад – 1 плитка, чай – 1 термос. Почти царский пир для десяти экстремалов. Поговорив, решили, что нам уже достаточно побед на сегодня, «Манарага» очень близко и мы просто сфотографируемся на её фоне, а место для подвига еще осталось – помните непроходимый подъем на выходе из долины?! Мы выстроились, «Медвежья лапа» («Манарага») по-приятельски прикрыла нас, фото для истории, и поехали.

Расчет был прост: в шесть часов солнце скроется за горами, начавшееся похолодание сделает снег тверже, и, возможно, этой твердости хватит, чтобы держать снегоходы на подъеме. До середины всё шло почти по плану. Были только легкие пробуксовки. И вот перед нами он, самый крутой участок протяженностью не менее четырехсот метров, даже заход на него очень непрост, имеет сильный боковой уклон. Машину очень трудно удержать на намеченном пути, её стаскивает, а потеряв тропу, она так и норовит завалиться на бок (что и случалось со мной и моими товарищами неоднократно). Последний отрезок представляет наибольшую сложность на заключительных пятидесяти метрах: скоростной подъем имеет поворот, на котором, с учетом глубокого и рыхлого снега, очень трудно удержать снегоход в колее, а соскочив с неё ты уже обречен буксовать. В результате шесть из девяти агрегатов втягивали на гору по методу «бурлаков». К каждой лыже привязали двадцатиметровую веревку и двумя командами тянули снегоход, на котором пилот продолжал газовать. Итак, глубокая ночь, девять снегоходов стоят на краю плато (из них шесть по 300 кг подняты на руках). Последние запасы жидкостей выпиты, едим снег. Кто-то просто лежит, не в силах пошевелиться. Отдышались, последний рывок до лагеря, не останавливаясь.

Вот и стоянка, мы без сил, мудрые «старики-разбойники» иронично хихикают, но заботливо кормят и поят обессилевшую «молодежь». Спать, скорее спать…

 

24.03.08

Утро. Проснулись рано. Нужно свернуть лагерь, скомпоновать небольшой запас продуктов, а остальное складировать в домике для тех, кто возможно будет нуждаться, добравшись сюда, разлить остатки топлива по бакам. Снегоходу Рамиля «GPS» необходим ремонт (помните, вчера согнулся рычаг в подвеске лыжи). Работа идет под руководством Сергея Николаевича «Кудесника», по принципу «голь на выдумки хитра». Кто-то нашел монтажку (маленький ломик), который по профилю идеально накладывается на рычаг. Она и легла в основу «шины», которую «Кудесник» накладывает на сломанную «лапу» «POLARISa». Приложили монтажку, в качестве стяжек в дело пошли хомуты (из чьих-то запасов), проволока (найденная неподалеку и предворительно отожженная в печке) и даже веревка. Все это было затянуто по возможности сильно. Результат очень напоминал загипсованную конечность.

Подведем итоги: опыт нашей группы существенно вырос за эти дни; груза стало намного меньше (дрова и бензин сожжены, еда употреблена или оставлена в стойбище); обратный путь нам знаком, да и след еще достаточно свеж. Но погода ухудшается с каждым часом, поднялся сильный ветер, началась пурга, небо затянуло серой дымкой и оно слилось с вершинами заснеженных гор. Время: 9 часов утра.

Задача сформулировалась сама собой: добраться до Саранпауля сегодня с остановкой на обед и ремонт в Халмерью. Без ошибок и петель впереди около двухсот километров.

Прощайте, «Старик и Старуха Ис». Спасибо, что были к нам добры и гостеприимны. Старт, снегоходы один за другим встают в колонну и тянутся к дому. Стараемся держать темп на уровне 50-60 км/ч. Все идут молча и спокойно, след в след, как стая волков, и только Рамиль старается идти нетронутым снегом – бережет надломленный рычаг, но его проблемы еще не закончились, вскоре оборвался амортизатор в подвеске гусеницы.

Видимость постоянно ухудшается. Становится трудно видеть след, по которому мы пришли. Так мы проехали 50-60 км до вагончика – места нашей промежуточной ночевки. Здесь мы оставляли несколько канистр с бензином. Вновь заправляем баки «под завязку», и в путь, время не ждет.

Видимость упала настолько, что даже след впереди идущего товарища считывать почти невозможно. Приходится рисковать, прижимаясь почти вплотную друг к другу, но поддерживая высокую скорость, которая нужна для того, чтобы пробивать возникающие снежные налеты.

След потерян. Мы слегка блудим на небольшой поляне между холмов. Рамиль «GPS» хоть и с навигатором, но тоже не решается указать путь. Дело в том, что прибор показывает трафик, но выбрать безопасное направление плюс-минус несколько метров вслепую – это ответственность. Тихим сапом, двигаясь в белизну как слепые котята, мы таки добрались до каменной глыбы, где были брошены самодельные сани. Короткий привал, перекур, забираем сани, и в путь. Благо ветер стих, и дальше все легко и знакомо. В низине, которая недавно стала нашим первым испытанием, образовался крепкий наст и мы пулей пересекли её. Серьезные горы остались позади, начался лес. «Старый волк», почуяв близость Халмерью, сорвался с места как ошпаренный (70-90 км/ч). Но «поспешишь – друзей насмешишь». Он не заметил, как перевернулись его сани. И оставшиеся 10 км мы с Лёхой подбирали выпадающие банки с тушенкой. Мы насчитали 20 штук.

Полдень, то есть ровно 12 часов. Мы заехали в поселок. Все по плану. До Саранпауля остается 120 км. В местной столовой нам готовят настоящий обед (первое, второе и компот), здесь предусмотрительно была оставлена водочная заначка (маленький допинг в дорогу). Рычаг «POLARISa» освободили от «шины» и вылечили сваркой. Снова наполняем бензином баки и канистры. Немного отдыхаем, лежа не снегоходах и подставляя лица выглянувшему солнцу.

Половина третьего. Прозвучала команда «пора». Колонна потянулась вперед. Места, по которым еще неопытные экстремалы ехали медленно, теперь кажутся узнаваемыми и означают приближение к дому. Красиво. Очень красиво. Глаза видят то, что сначала пропустили, постепенно в душу приходит радость и умиротворение.

А вот и затонувший бульдозер. Вокруг него суетятся люди, подошла техника. Мы делаем привал (покурить, чайку попить, ну и посмотреть, как спасают утопленника). Техника встает в упряжку, в роли которой выступает стальной трос (около 40 мм в диаметре), в середине которого закреплен массивный стальной блок. Заревели моторы, техника рванула и…трос со звоном разорвался, огромный блок полетел к бульдозеру как теннисный мяч, с силой ударил в подъемный механизм.

Однако здесь не безопасно. Поедем-ка мы своей дорогой. Близость Саранпауля кружит голову и заставляет давить на газ. Колонна разорвалась на несколько групп, и каждая полетела в удобном ей темпе. Узкая колея, оставленная гусеницами МТЛБ, держит меня в постоянном напряжении. Дело в том, что мои полегчавшие сани слишком широки для неё и постоянно переворачиваются. Поломки продолжают преследовать Рамиля. На ходу дышло его прицепа частично отрывается, перекошенные сани подпрыгивают и ударяют его по плечу. Слава логу, это только ушиб. Но его прицеп теперь не транспортабелен. Решение нашлось довольно быстро: сломанные сани представляли собой коробку из нержавейки с округлой передней частью, точно такие же были у Андрея «Надежного», мы сложили их одни в другие, сверху скидали груз обоих и продолжили путь. Вскоре на облегчившемся, но, видимо, очень уставшем «коне» Рамиля лопнули пружины подвески гусеницы, не выдержав предательства амортизатора.

И вот перед нами Саранпауль. Вся группа собралась на берегу. Флаги расправлены, с одежды обметен снег, спины выпрямлены, головы гордо приподняты. Колонна въезжает в город. Памятуя «речной конфуз» в начале пути, делаем мы это по проторенной через реку тропе.

Впереди отдых, баня, чистая одежда и праздничный ужин. Позади великолепное незабываемое приключение. Все мы твердо знаем: Саранпауль, Народная, мы еще увидимся!

Мальков Андрей

г. Курган

Продолжение следует.

 
Copyright © 2017 Урал Приполярный. Экстремальный туризм и активный отдых на Приполярном Урале (Саранпауль), экстремальный и активный туризм, горный туризм, экстремальные экспедиции, туры 2012. All Rights Reserved.
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.