Главная Рассказы туристов Как манси армянина обманул
Как манси армянина обманул
User Rating: / 1
PoorBest 
Истории покорений - Рассказы туристов

После удачного завершения экстремально-приключенческой экспедиции «Урал приполярный» 11 августа 2007 года состоялась пресс-конференция в Ханты-Мансийске. Журналист задает мне вопрос:

- У Вас есть еще идеи, планы на будущее?

- Есть, но делиться не буду, идеи нынче – самый востребованный продукт, умыкнут еще, - ответил, а сам думаю: «Попался! Зачем сказал? Придется какой-нибудь проект выдвинуть, а то подумают, что я пустозвон. На машинах по горам ездили, может, на снегоходах попробовать? Можно, конечно, только у меня все равно снегохода нету и ездить я на нем не умею. Значит, надо научиться».

Срочно купленный снегоход успеваю на последней барже перевезти в Саранпауль. Осталось дождаться первого снега.

- Толик, иди сюда, поедем за оленями. Толик – мой сосед. Я его зову представителем малочисленных народов севера.

Правда, это еще вопрос – кто из нас малочисленней. Во времена расцвета моего бизнеса к нам в поселок часто приезжал председатель Думы Ханты-Мансийского автономного округа Сондиков. Несколько раз у меня дома переночевал, пообедал. В последний раз говорит перед вылетом:

- Ты нам много помогаешь, может, тебе чем помочь?

Я быстренько соображаю и говорю:

- Василий Семенович, я на бескрайней территории Саранпауля один-единственный армянин, а ты Думой командуешь, законы издаешь. Вот и придумай закон, чтобы армян записать в малочисленные народы севера.

Он, видимо шутки не понял, задумался всерьез. Вообще-то, чиновники такого уровня сами любят шутить, а чужие шутки не воспринимают, да еще и слышат их плохо. Глухарь, одним словом. А как поет, а как играет! Я ему: «Меня Усик звать», а он опять: «Тусик». Последние годы не приезжает, видимо, опять с законами проблема. А вдруг прилетит?

Толик своим хитрым мансийским взглядом посмотрел по сторонам, долго прокручивая в голове плюсы и минусы.

- Поехали, у меня избушка там.

На следующий день, вечерком (чтобы в поселке не видели и не знали) втихаря погрузили снегоходы в кузов Камаза и двинулись в сторону гор. Разгрузили. Первые метры моей поездки на снегоходе. Сразу падаю. Хорошо, не самолет! Ничего, быстро научусь. Первый километр на ровном участке, который невозможно пройти пешком, проезжаем за пять минут. А дальше – разбитая, размытая колея, густой лес вокруг, снегу больше метра, а проехать надо в целом 20 километров. Когда впереди Толик – ехать легко. Вдруг он останавливается и грустно матерится.

- «Буран» греется, плохо тянет, мощности не хватает, давай ты вперед езжай, у тебя иномарка.

- Ну давай! – даже обрадовался я. Оказалось – зря. Моя иномарка, идущая впереди, застряла по уши. За три часа проехали, точнее, проползли, полкилометра. Небо сегодня нежадное. Сыплет снег сплошняком. На 25-градусном морозе от меня парило больше, чем от выхлопа моего снегохода. Не умереть бы от этого кошмара, ну, сколько можно мучиться? Руки не слушаются, ноги не идут, спина свою функцию не выполняет, голова не думает. Перчатки, верхняя одежда – в снегу и мокрые. Скоро пот и наружная сырость пересекутся.

- Толик, давай одни сани оставим. Мне интересно, что ты там вообще загрузил, на всю жизнь, что ли, собрался?

- Да стройматериалы, в избушке евро сделаю, - смеется. Перегрузили все в одни сани, он сзади тащится, я, вроде бы, впереди дорогу проминаю. Толик молодец, с таким в лес не страшно ехать. Все знает. Пашет больше, чем я, а не потеет. Хорошо, что со мной он, а не такой же охотник, как я. Мы бы давно сдохли.

- Амаякович, ты не газуй, накатом иди. Чувствуешь, что падаешь – руль поворачивай в сторону падения, переходи с одной стороны на другую, создавай противовес. Дай, дай, дай-ка сюда, сам выйду.

Наконец, в 4 часа ночи, приехали. Где-то рядом с дорогой спрятана его избушка. Тепло и уют уже рядом. Все-таки, дожил я до светлого будущего. Толик стоит, как будто отдыхает, но видно же – думает о чем-то. Это потом я сообразил, что он математикой занимался. Плюсы и минусы подсчитывал. Он впереди. Через две минуты я глушу свою технику возле еле видимых из-под снега Толиных апартаментов, размером 2,5 на 3 метра. Сразу понятно, что джакузи в апартаментах нет. Глухой лес, темно и тихо. Тело просится в горизонтальное положение. Ноги налиты тяжестью. Встать со снегохода нет сил. С помощью рук устраиваю ноги на руле снегохода. Голову устраиваю на спинке заднего сиденья. Снежок стал уже мелкий и редкий, не долетая до лица, тает от поднимающегося от меня пара и капает на лицо в виде мелкого дождичка. Из-под тонкого слоя облаков уже видны звезды. Где-то чувствуется присутствие луны. Горожанам такого никогда не увидеть. Звезды тихо подсказывают мне:

- Усик, сороковка гарантирована. Сейчас пока Толик печку истопит, чаю поставит, а ты – спи мой малыш, устал за целый день.

- Амаякович, Амаякович, проснись! Не знаю, что делать б…ть!

С трудом возвращаюсь из царства Морфея.

- Амаякович, еле дверь открыл, не закрывается, потолок рухнул, внутрь не зайти, что делать – не знаю.

Вот тебе на! С добрым утром, называется. Приехали. Осторожно передвигая ноги, чтобы не сломать капитально замерзшую верхнюю одежду, подхожу к дверям избушки для получения очередного сеанса шокотерапии. Один взгляд – и чувствую, что стою не на ногах, а на замороженных штанах. Реальность ужасна, хоть назад в сон возвращайся. Потолок весь переломан, концы досок торчат во все стороны, упираются в нары, в стол между нарами, а несколько досок выгнулись дугой, вот-вот потрескаются. Сверху доски покрыты дранкой, и полог держит на себе сотни килограммов льда и снега. И весь потолок устилает сказочной красоты кержак. Но лучше эту красоту моим врагам видеть.

- Толь, сколько времени? Наверно, лучше домой поехать, еле шепчу, - а сам думаю: «И оленя мне не видать, и домой не доехать».

- Двадцать минут пятого, - грустно отвечает, и молча поднимается наверх избушки. Пять минут – и мы вдвоем сбрасываем снег и лед с потолка. Толик быстро находит под снегом заготовленные в прошлом году дрова и топит печку. Я топором быстро сделал евроремонт двери. Толик выборочно убрал несколько досок, а остальные не стал.

- Не дай Бог, рухнут, пусть упираются, завтра отремонтируем. Как-нибудь к нарам пролезем.

- Толик, давай прорежем полог в середине, там наверху много льда и снега, сейчас оттает и вниз потечет.

- Правильно говоришь, - отвечает и бьет топором по замороженному пологу.

- Толик, может убрать с нар оленьи шкуры – сейчас с потолка вода побежит.

- Я уже пробовал, они замерзли и к нарам приросли. Оттают – отдеру.

От первой волны тепла меня разморило, я быстро устроился рядом с печкой на охапке дров. Хорош, я в гостях. Я устал. Пусть хозяин готовит чай, ужин и постель для своих редких гостей. А я пока как-нибудь упрусь ногами, чтобы на печку не упасть, покемарю чуток.

Просыпаюсь от проливного дождя. Весь мокрый, как ондатра, выходящая на берег из воды. Ондатра, когда из воды выходит, смотрит – нет ли какой опасности и трясет своим тельцем, потом весело хвостом играет. Да… Лучше быть ондатрой. Шапка уже килограммов пять весит, о куртке и штанах уж не говорю. Жаль, что дождевик с собой не взял. Хозяин старательно, топором и лопатой, сдирает шкурки с нар

- Толь, сколько времени?

- Без пяти пять.

Дождь идет, но уже медленней. Смотрю на избушкино небо и понимаю, что моросить будет еще долго. Сразу вспоминается пословица: «Поздний гость до утра». В туалет хочется, но на улицу выходить страшно. Не успеешь достать, как станешь ледяным монументом.

- Толик, давай ложиться, сил уж нет. Ну и черт с ним, что нары мокрые, мы сами что ли сухие?

- Амаякович, чего с собой водочку не взял? Попил бы, и легче стало.

- Я знаю, что ты у кузнеца был, а вдруг сам со мной пить начнешь? Не стал я рисковать, а в следующий раз и сигареты не возьму, может, курить брошу.

- Вот это тебе надо. А по сто грамм сегодня не помешало бы.

- Ты давай, быстро стели, я тебе сто грамм налью. Вообще-то, гостям хозяева наливают.

- Да у тебя в магазине сто сортов водки – попробуй, угадай, что ты пьешь. Я и так знаю, что ты с собой возьмешь и мне нальешь, - хихикает.

Стелим под спальник полог от саней, пакеты от продуктов, чехлы от ружей. Я, как будущий скалолаз, пробираюсь между досок, чтобы случайно их не растолкать. Потолок рухнет – позорной смерти не избежать.

- Толик, давай закуску.

- Амаякович, чай не будем? – спрашивает меня и достает котлеты. Я и без чая обойдусь, а то припрет ночью, и попробуй выйти между этого серпантина на улицу.

- Мне сто, а тебе и десяти граммов хватит. И вообще, тебе лучше только нюхать, а то в следующий раз в твою избушку без тебя приеду.

- Да, правильно, вообще не буду. Я себя знаю – ты спать будешь, а я один до утра твой литр уговорю.

 

- Амаякович, вставай, десять уже, - слышу живой голос Толика. Значит, потолок не рухнул. Спальник мокрый, как использованный «Тампакс». Пару часов возле печки – и вроде бы мы сухие. Три раза по пятьдесят за удачу, и мы едем вперед. Снега еще больше, а Толин «Буран» так же барахлит. Я впереди, где мне совсем хана, а он чуток промнет, и опять вперед меня пропускает воевать. Набираю скорость, чтобы проскочить по снежным сугробам, и зарываюсь по уши. Толик веревкой и лопатой вытаскивает меня и опять вперед. Короче говоря, я пехота. Снегоход мой «Артикет» меня скромно спрашивает:

- Хозяин, если это обкатка, что дальше будет?

- Терпи, милый, терпи, я в тебя фирменного масла налью.

Наконец появились следы оленя. Значит, впереди Олений ручей. В этих местах олени каждую осень собираются, свататься, свадьбы играть. И пусть играют.

- Толик, поехали назад, мне уже оленя не надо, и шкуры тоже.

- Ну, поехали, - радуется он. Видно, ждал этого.

По обкатанной дороге мы быстро вышли на гравийную. Ну, как не выпить за свободу!

- Амаякович, я тут километров через пять, у Ивана Николаевича в избушке останусь ночевать.

- Толик, а с кем я водку буду пить?

- Амаякович, хватит тебе. Смотрю, скоро литр уговоришь.

- Ну, ладно, давай, поехал я тогда. Ты за меня не переживай, час езды - и я уже дома. Успею еще с женой погулять. Правда, о последнем уже размечтался. Изнутри воняет – ладно, явление привычное. А вот от одежды и тела воняет дымком и сыростью, неделю не отмыться. На, бутылку - оставишь в избушке, кому-то самое то. Может, Иван Николаевич там. Сам не пей. А то быстро новый дом и «Буран» пропьешь. Пока.

- Амаякович, спасибо! – кричит, провожая.

Ну вот и все, надо торопиться, пораньше приехать, чтобы семью не разбудить. На спидометре семьдесят. Руль держу уверенно. Водочка не помогла, скорее, наоборот. Холод и скорость такие, что через пять минут майка и трусы колом стоят. Ничего, потерпим, дом рядом, и не такое видали. Классно отдохнул. На год хватит. И за что мне Толик спасибо говорил, за компанию что ли? Толик обгоняет меня, мигая, прощаясь со мной. Свернул налево, к избушке. Ничего себе, «Буран» барахлит! Гад он, соврал мне, оказывается. Да он меня совсем обдурил. Не зря он постоянно что-то задумчиво в уме считал. Он же свои плюсы считал. А плюсов у него много. Я ему дорогу проминал, стройматериалы привез, на халяву заправил, оленей не видел – значит, больше туда не поеду… А минусы… А минусов у него нет. Ну, Толик, ну, хитрый манси, ничего не скажешь. Завтра с утра доедет до Оленьего ручья, все готово, я помог, и даже куска мяса потом не даст – он не жадный, он хитрый. Ну, и кто у нас малочисленный? И когда приедет ко мне мой друг Сондыков с законом в кармане? Наверное, поездку за оленями я назову «Как манси обхитрил армянина». Ну ладно, Толик, ты еще ко мне приедешь: «Амаякович, помоги, у тебя много друзей приезжает, толкнуть надо вяленого сырка».

А у меня одни минусы. Хотя нет, наверное, это плюсы. Всю жизнь об этом рассказывать буду. И еще один плюс – я уже ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СНЕГОХОДИСТ! Можно уже в горы ехать. И опять экспедицию организовывать. Ладно, экспедиция подождет, мне бы сейчас до дома доехать.

 

Сосед в сарае мясо топором рубит – вижу своими глазами.

- Толик, иди сюда, угости мясом.

- Амаякович, мяса нету, давай вяленый сырок отдам, все равно скоро испортится. Твои друзья у меня нынче сырок не берут.

 

 

 
Copyright © 2017 Урал Приполярный. Экстремальный туризм и активный отдых на Приполярном Урале (Саранпауль), экстремальный и активный туризм, горный туризм, экстремальные экспедиции, туры 2012. All Rights Reserved.
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.